Детектор для экстремиста

22.6.2017


Фото: Ксения Светлова

В прошлую пятницу трое молодых жителей арабского города Умм аль-Фахм вышли из дома с тем, чтобы не вернуться. Оружие, которое они использовали для того, чтобы застрелить насмерть двух полицейских друзского происхождения и серьезно ранить третьего, было заранее спрятано на Храмовой Горе. Ровно через неделю в ходе столкновений между палестинской молодежью из Восточного Иерусалима и полицейскими погибло трое человек, жителей районов Абу-Дис и Рас аль-Амуд. В пятницу вечером палестинский террорист из деревни Кобар, где главенствует клан Баргути (часть клана принадлежит к движению ФАТХ, другая – К ХАМАСу), проник в дом в близлежащем поселении Халамиш и зверски зарезал трех членов семьи, после чего был застрелен соседом, солдатом из подразделения Окец, который услышал крики и примчался на помощь. На фоне всех этих событий, начало которым положил теракт на Храмовой Горе в прошлую пятницу, маячат злополучные металлодетекторы, которые были установлены на основных входах на Храмовую Гору после того, как стало ясно, что мечети на Храмовой Горе постепенно превращаются в оружейный склад.
Экстремисты со всех концов Ближнего Востока – от лидеров Исламского Движения в Израиле, Северного направления, до Ирана -возложили ответственность за происходящее на Израиль, заявили о том, что металлодетекторы оскверняют Аль-Аксу и угрожают ее безопасности и призвали палестинцев к началу очередной интифады. В день беспорядков эпицентром был Иерусалим, а не Рамалла или Хеврон, а демонстрации в арабских столицах (Сане, Тунисе и Аммане) так и не приобрели массовый характер. Вместе с тем, очевидно, что и из этой искры с легкостью может возгореться пламя, ибо желающих зажечь огонь в нашем уголке Ближнего Востока – предостаточно. Можно ли было избежать эскалации напряженности на Храмовой Горе после теракта, в котором погибли израильские полицейские Камиль Шанаан и Хаиль Ситауи, и как стоит действовать сегодня с тем, чтобы выйти из кризиса не ставя под угрозу интересы Израиля в сфере безопасности?

Металлодетектор как повод?
Кто знает, началась бы 1-я мировая война, если бы убийца промахнулся, и эрц-герцог Фердинанд пережил бы покушение на свою жизнь? Началась бы 2-я палестинская интифада, если бы Ариэль Шарон не поднялся на Храмовую гору? Когда анализируешь цепочку событий в обоих случаях становится очевидно, что повышенная напряженность в Европе в 1914 и в Израиле-Палестинской Автономии в 2000 году скорее всего вылилась бы в вооруженный конфликт в любом случае. Убийство эрц-герцога и восхождение Шарона на Храмовую Гору стали поводом для того, чтобы взяться за оружие, ситуация была накалена до предела, и начало военных действий было лишь вопросом времени. Но можно ли сравнить эту ситуацию с тем, что происходит сегодня вокруг Аль-Аксы? По данным всех израильских силовых структур, «интифада ножей», начавшаяся в 2015 году также вокруг Аль-Аксы, пошла на спад, у палестинского населения нет «аппетита» к интифаде – ХАМАС безуспешно призывает к очередной палестинской интифаде на Западном Берегу уже несколько лет – и даже месяц поста Рамадан и следующий за ним праздник Ид аль-Фитр прошли относительно спокойно. Сотрудничество между силовыми структурами ПА и Израилем идет полным ходом, и сторонам удается предотвратить совместными усилиями теракты в Израиле, а также укрепление позиций ХАМАСа на Западном Берегу, так считают и говорят руководители ЦАХАЛа. В Иордании и Египта, а также в арабских странах Персидского Залива и в Магрибе правителям совершенно невыгодна эскалация в Иерусалиме, которая поставит под вопрос их собственные отношения с Израилем и создаст благодатную почву для всех тех, кто мечтает о продолжении «Арабской весны».
Да и участие израильских арабов в терроризме случается достаточно редко, отмечает ШАБАК. В этом случае ружье не висело на сцене, оно было спрятано глубоко в подвале. Будь то реакция на крах проекта «Исламское государство» в Сирии и Ираке, влияние исламских проповедников и политических лидеров или радикализация в Сети, то, что произошло в прошлую пятницу на Храмовой Горе – редкость, аномалия.

Как не принимать решения
Однако, и на аномалию такого рода в столь центральном и неспокойном месте как Храмовая Гора необходимо реагировать. Проблема заключается в том, что в Израиле сначала решили отреагировать и установить на входах металлодетекторы, а лишь потом обдумать последствия этого действия. Судя по всему, для Иордании, Египта, Саудовской Аравии и других стран, поддерживающих тайные или открытые связи с Израилем, этот шаг стал полным сюрпризом. Позже кабинет министров провел совещание о том, нужно ли убрать металлодетекторы с территории Храмовой Горы. Примечательно то, что до того, как они были установлены, никакого заседания кабинета не было. То есть правительство не сочло нужным обсудить все последствия такого хода в самом эпицентре вулкана, и лишь потом, обнаружив, что этот ход чреват дополнительной эскалацией насилия, решило обсудить эту ситуацию. ШАБАК выступал против, полиция была за. В конечном счете, кабинет решил не решать, а просто возложил ответственность за дальнейшую историю с металлодетекторами на руководство полиции. Там справедливо указывают на то, что необходимо предотвратить новые теракты на Храмовой Горе и предотвратить ее превращение в оружейный склад, и что металлодетекторы являются частью решения проблемы.
Учитывая, что и на входах в мечети в Мекке и Медине, где ежедневно проходят тысячи людей, а также на входе на Котель (Стену Плача) установлены металлодетекторы и работают охранники, сам по себе факт установки этих приборов, которые с легкостью можно найти в каждом торговом центре и госучреждении, не является чем-то из ряда вон выходящим. Проблема, судя по всему, заключается не в металлодетекторах как таковых, а в проблематичном процессе принятия решений. Да, Храмовая Гора и мечеть Аль-Акса — это нервный узел, где даже ничего не значащие на первый взгляд шаги могут задеть тонкие струнки равновесия и зажечь огонь. И если Израиль как правило координирует любые действия, как то мелкий ремонт Магрибских ворот или создание лифта для посетителей Стены Плача, с Иорданией, иорданским Вакфом, а также проводит консультации со многими другими арабскими и исламскими странами, то почему бы не провести подобные консультации с этими же элементами до установления металлодетекторов? Опять же, их появление у входов на Храмовую Гору можно было бы не только согласовать, но и оформить как часть борьбы с ИГИЛ и его последователями, так как по стилю теракт, за которым стояли трое жителей Умм аль-Фахма, напоминал то, как действуют сторонники Исламского Государства. Кто бы не поддержал Израиль в этом случае? Также, учитывая, что сами же эксперты полиции и объясняли, что каждый теракт с помощью металлодетекторов не предотвратишь, и что их в принципе достаточно легко обойти, то ничего бы не случилось, если бы они были установлены не сразу после теракта, а после достижения тех или иных взаимопониманий с арабскими партнерами в Иордании, Египта и Саудовской Аравии. Тем, кто считает, что установление металлодетекторов любой ценой без каких либо договоренностей необходимо, потому что речь идет о суверенитете и независимости действий, рекомендую ответить на вопрос: что лучше — быть правым или умным? Повременить с теми или иными действиями и позволить дипломатии работать или пожертвовать очередными человеческими жизнями израильтян?

Промедление смерти подобно
Учитывая откровенное нежелание арабских стран поддерживать третью интифаду, которую активно пропагандируют лидеры ХАМАСа, Северного направления Исламского Движения в Израиле и прочие экстремистские элементы, а также страх Абу-Мазена перед «зеленой революцией» у себя дома, ситуацию все еще можно взять под контроль. Как и в самом начале волны насилия в 2015 году, эпицентром является Восточный Иерусалим, который находится под полным контролем израильских сил безопасности. То, что происходит на данный момент на территории Западного Берега – не более, чем отзвук столкновений в Исавие, Рас аль-Амуде, Савахра и так далее. Если затихнет Восточный Иерусалим, ситуация успокоится и в пригородах Рамаллы, Хеврона и Бейт-Лехема. Израиль обязан решить вопрос о мерах безопасности на Храмовой Горе вместе со своими партнерами в арабском мире, которые точно также ненавидят ХАМАС, Братьев-мусульман и прочие исламистские организации такого толка. Только тихая, подпольная дипломатия может сейчас способствовать вырабатыванию договоренности о том, что будет происходить вокруг Аль-Аксы в ближайшее время. Разумеется, нельзя забывать о том, что все, что имеет место быть в Восточном Иерусалиме — результат неудачной и ошибочной политики статуса кво, в которую истово верит нынешнее правительство. Ведь на самом деле, никакого статуса кво по сути нет – ситуация всегда двигается вперед, к лучшему или к худшему. Если арабские районы Восточного Иерусалима и в самом деле являются неотъемлемой частью израильской столицы, как нередко говорят премьер Нетаниягу и мэр Баркат, то необходимо их развивать, строить там школы, вводить израильскую систему образования, предоставить жителям Восточного Иерусалима гражданство и всячески устранять существующее социальное неравенство. Бороться с подстрекательством к насилию, вывести вне закона действующую на Храмовой Горе организацию Хизб а-Тахрир, запретить графитти ХАМАСа и ИГИЛа на стенах. Но если главы нашего государства все еще верят, что можно не решать этот вопрос и оставить все как есть – с огромным количеством оружия в Восточном Иерусалиме (да и в арабском секторе в целом), проповедниками-экстремистами, школами, которые спонсирует ХАМАС и тд – то новых столкновений и терактов не избежать. Вопрос как всегда стоит ребром – отделяться или не отделяться.
Как-то раз бывший министр обороны Моше Боги Яалон заявил, что поспешные решения нам не нужны, что иногда лучше не решать. Ситуация на Храмовой Горе и в Восточном Иерусалиме показывает обратное. Нынешний «застой» на территориях Западного Берега также не будет продолжаться вечно. В условиях отсутствия каких-либо контактов и переговоров, ситуация будет ухудшаться, причем не только в Израиле, но и в соседних странах – прежде всего в Иордании, а также в Египте, Тунисе и других странах, где режимы ведут постоянную борьбу с исламским фундаментализмом. Промедление может стоить нам не только третьей интифады, но и дестабилизации ситуации во всем регионе. Для того, чтобы выйти из этого порочного круга, действовать нужно уже сегодня, пользуясь помощью и поддержкой международных посредников, извлекая опыт из ошибок прошлого, но смотря в будущее, также, как это сделали 40 лет назад Анвар Садат и Менахем Бегин. Тогда, после кровополитной войны Судного дня, многие также говорили о статусе кво, и о том, что можно не решать. К счастью, их голос не оказался решающим.

На краю сирийской трясины

http://lechaim.ru/writer/kseniya-svetlova/ 17 июля 2017

В последнюю неделю июня, когда тысячи израильских туристов собирали черешню на Голанских высотах, территория еврейского государства подверглась минометному обстрелу со стороны Сирии. Свыше 10 снарядов разорвались в приграничном районе, неподалеку от населенных пунктов и туристических групп, наводнивших Голаны. Ответный удар не заставил себя ждать.

Кто бы ни стоял за этим обстрелом, в Израиле убеждены: инициатором его является режим Башара Асада. Сирийское телевидение обвинило Израиль в «намеренной эскалации» и в продвижении интересов сирийских повстанцев, в том числе наиболее радикальных кругов внутри сирийской оппозиции. Многим в тот момент казалось, что Израиль одной ногой уже увяз в сирийской трясине, после того как в течение шести лет сознательно не вмешивался в происходящее неподалеку от своих северных рубежей.

Практически одновременно представители США, России и Иордании вели переговоры о том, каким образом можно положить конец эскалации насилия в южной Сирии и способствовать прекращению огня в этом регионе. Израиль в переговорах не участвовал, но был осведомлен о содержании бесед. Накануне встречи между президентом США Дональдом Трампом и российским президентом Владимиром Путиным в СМИ просочились подробности соглашения о создании зоны деэскалации, или иными словами — зоны влияния в юго‑западной Сирии. Насколько создание подобной зоны способствует прекращению обстрелов израильской территории в краткосрочном плане и остановит ли оно новую войну в будущем?

Что происходит по ту сторону границы?

На протяжении последних шести лет жители приграничных израильских населенных пунктов и жадные до впечатлений туристы могли наблюдать за развитием событий в Сирии без помощи бинокля. Драма разворачивалась непосредственно рядом с израильской границей, однако волны насилия до Израиля не докатывались, за исключением случайных минометных обстрелов. Правительственные войска теряли базы и территорию, боевики «Джабхат ан‑Нусра» (эта организация, обладающая связями и идеологически близкая «Аль‑Каиде», недавно переименовала себя в «Джабхат Фатх аш‑Шам», а затем в «Хаят Тахрир аш‑Шам») занимали позиции в сотнях метров от границы, посланники Ирана и ливанской «Хизбаллы» проводили исследования и инспектировали пограничную зону, что в 2016 году чуть не привело к очередной войне между «Хизбаллой» и Израилем, а свободная сирийская армия направляла своих посланников в Иерусалим, предлагая сотрудничество.

В ходе ожесточенных боев в конце июня повстанцы, принадлежащие к «Хаят Тахрир аш‑Шам» (в прошлом «Джабхат ан‑Нусра»), попытались захватить контроль над городом Мадинат‑аль‑Баас, но сирийские войска оттеснили своих противников. Шесть лет Израилю удавалось не вступать на зыбкую сирийскую почву и не принимать активного участия в войне. Правда, ЦАХАЛ отвечал на каждый случайный обстрел, предоставлял гуманитарную помощь жителям близлежащих деревень, лечил раненых — гражданских лиц и офицеров Свободной сирийской армии — в своих больницах. Но как действовать Израилю, если сирийская война начнет ощущаться на территории Израиля? Не ответить — обстрелы станут каждодневной реальностью. Ответить — могут перерасти в серию нескончаемых «обменов любезностями» и в конечном счете привести к нежелательному вмешательству в сирийскую войну.

И еще вопрос. В том случае, если Асаду удастся вернуть полный контроль над районом Кунейтры и выдавить оттуда — военным путем или с помощью соглашения — сирийскую оппозицию, кто будет контролировать пограничную территорию?

С точки зрения Израиля, распространение влияния Ирана и «Хизбаллы» в пограничном районе является красной чертой, за которой лежит новая действительность, как‑то: более активные действия израильской армии на территории сирийских Голанских высот вплоть до создания буферной зоны, с тем чтобы не подпустить иранцев и их союзников к границе с Израилем. Именно об этом возможном и крайне нежелательном для Израиля развитии событий раз за разом израильский премьер Биньямин Нетаньяху разговаривал с российским президентом Владимиром Путиным, этот вопрос обсуждался и во время визитов руководителей Пентагона и посланников президента Трампа в Израиль. Похоже, что объявленное в начале июля перемирие на территории южной Сирии, а также договоренность между США, Россией и Ираном о создании зоны деэскалации в юго‑западной Сирии является компромиссным вариантом, который появился на свет не без участия Иерусалима.

Дым от выстрелов в ходе столкновений между армией Башара Асада и Сирийской свободной армией на Голанских высотах. Фото с израильской стороны границы. 25 июня 2017

Подводные камни зон деэскалации

Прежде всего, стоит пояснить, что договоренность о создании зон деэскалации в Идлибе, Восточной Гуте, Хомсе (вернее, в анклаве между Хамой и Хомсом), а также на юге, в провинциях Дараа и Кунейтра, была достигнута в мае этого года в Астане. Ее гарантами стали Турция, Иран и Россия. Речь шла о безопасных зонах, которые будут контролироваться сирийскими оппозиционерами (за исключением ИГИЛ [запрещена в России. — Ред.]и прочих джихадистских группировок) в течение шести месяцев, с тем чтобы уменьшить масштабы насилия и добиться подписания сторонами мирного соглашения. На тот момент ни США, ни суннитские арабские страны не участвовали в переговорах в столице Казахстана.

Со дня подписания соглашений прошло три месяца, а воз и ныне там. Военные действия не прекратились, условия соглашения соблюдены не были, страны‑гаранты, а также другие международные игроки в регионе действовали не так, как должны, а так, как им удобно. В Израиле были всерьез обеспокоены тем, что реализация плана по созданию зон деэскалации позволит Ирану и «Хизбалле» приблизиться к границе на расстояние вытянутой руки, ведь Иран, будучи частью этого соглашения, предлагал свои услуги в сфере наблюдения за выполнением соглашения, то есть намеревался направить свои подразделения в южную Сирию. Представить, что Израиль даст согласие на подобный сценарий, невозможно. И недавняя эскалация на границе также была достаточно выразительным знаком: тот, кто хочет достичь того или иного компромисса в южной Сирии, обязан считаться с Израилем.

Для решения этого вопроса был открыт секретный канал переговоров, частью которого были Израиль и Иордания, с 2015 года играющая важную роль в происходящем в провинциях Дараа и Кунейтра, поддерживая и руководя подразделениями Свободной сирийской армии.

На первый взгляд эта договоренность выглядит вполне приемлемо. Правда, Израиль заявил, что предпочитает американский воинский контингент, который будет контролировать зону деэскалации на юге Сирии, российскому, однако на самом деле на ситуацию следует смотреть шире и отдавать предпочтение не только оперативным деталям соглашения. Очевидно, что договоренность о создании зон деэскалации, в особенности на юге Сирии, ставит под вопрос дальнейшую деятельность оппозиционных сирийских движений, таких как Свободная сирийская армия. Фактически это соглашение полностью ограничивает их действия против режима Башара Асада, признавая право только на борьбу против ИГИЛ и других джихадистских группировок. С одной стороны, зоны деэскалации усилят роль иностранных игроков (Турции на севере, в Идлибе, Саудовской Аравии — в Хаме и Хомсе, Иордании — в Даре), а с другой — усилят зависимость населения этих зон от режима Башара Асада в плане обеспечения гражданского населения услугами и товарами. Также никаких ограничений не будет в отношении военных действий на территории зон деэскалации. Поскольку режим Асада записал почти всю оппозицию в исламо‑джихадистский лагерь, можно предположить, что условия договора сохраняться не будут.

Что бы ни говорили сегодня в Вашингтоне, где, конечно же, хотели бы свести сирийскую войну на нет и побыстрее выйти из этого региона, де‑факто тот, кто выигрывает от этого хода в политическом смысле, — это Башар Асад, который после шести лет войны вновь станет релевантным для США «центром тяжести», на который можно в случае чего опереться в условиях вязкой сирийской трясины. Вполне понятно, что Россия и Иран согласны с такой постановкой вопроса и готовы даже согласиться на намек, что «когда‑то в будущем Асаду придется уйти, он не сможет быть частью политического решения в Сирии» (с такими заявлениями в последнее время выступали представители Белого дома). А французский президент Макрон уже заявил, что уход Асада не является обязательным условием решения сирийского конфликта. На Западе все громче звучат голоса, что Асад должен быть частью решения. Любопытно, полагают ли эти люди, что Пол Пот мог быть частью решения в Камбодже?

Еще одна перспектива, которая может возникнуть вскоре после того, как стороны приступят к реализации зон деэскалации в Сирии, это потоки сирийских беженцев из Турции, Ливана и Иордании, которые будут вынуждены вернуться в разрушенную страну, не способную решить их проблемы. Если не будет найден правильный подход, то острый гуманитарный кризис — кроме беженцев, в Сирии есть еще миллионы перемещенных лиц, которым также приходится несладко, — непременно аукнется во всех странах, которые граничат с Сирией, включая Израиль.

С точки зрения Израиля, возможное усиление Асада и его партнеров, прежде всего Ирана и «Хизбаллы», это реальная угроза для безопасности. Именно поэтому договоренность, достигнутая в Астане, была расширена, с тем чтобы включить дополнительных гарантов. Но справятся ли эти гаранты со своими обязанностями, учитывая промахи, которые были допущены ими на протяжении последних шести лет в Сирии, а ранее в Ираке? Если для США это вопрос престижа и влияния, то для Израиля — вопрос выживания. Вполне возможно, уже сегодня Израилю, а также Иордании необходимо способствовать созданию более тесных связей с местным населением (преимущественно суннитским) на юге Сирии и вместе готовиться к новым драматическим событиям, понимая, что ни Башар Асад, ни его покровители в Иране еще не сказали последнего слова. Доклад, опубликованный израильским научно‑исследовательским институтом INSS, рекомендует западным и арабским странам, также опасающимся иранской гегемонии, организовать в пограничной зоне отряды самообороны, наблюдать за ситуацией и координировать свои действия на тот случай, если ситуация изменится к худшему и зоны деэскалации не разрешат конфликт, а лишь усугубят его.

Пока очевидно одно. Большие державы и ближневосточные лидеры не смогли решить сирийскую проблему и поэтому приступили к «мягкому» разделу Сирии, по крайней мере ее западной части. Приведет ли этот шаг к урегулированию или к новым столкновениям между супердержавами, каждая из которых попытается не только увеличить влияние в отдельно взятой зоне, но и расширить ее за счет соседей? В Израиле прекрасно помнят поговорку: «Лес рубят — щепки летят» и стараются свести количество щепок до минимума, пытаясь к самому лесу особенно не приближаться.

Ксения СВЕТЛОВА: «Хватит полумер — сейчас у Израиля появился шанс навсегда избавиться от ХАМАСа»

17/6/2017 http://detaly.co.il

Несколько недель назад, находясь в Эр-Рияде, президент США Дональд Трамп поставил палестинское террористическое движение ХАМАС в один ряд с ИГИЛом и Хизбаллой.

Его слова были восприняты всерьез в нескольких арабских странах, в частности, в Саудовской Аравии, Египте, Бахрейне и ОАЭ, которые в резкой форме потребовали от катарского эмира положить конец финансированию ХАМАСа, как и его материнской организации — «Братьев-мусульман».

Через несколько дней после этого Рамалла решила прекратить оплачивать электричество, потребляемое Газой. Логика проста и понятна: если у ХАМАСа есть деньги на создание новых видов оружия и прокладку очередных туннелей, то должно хватать и на электричество.

Еще через несколько дней агентство УНРА по делам палестинских беженцев обрушилось с резкой критикой на ХАМАС, обнаружив, что три года спустя после операции «Нерушимая скала» ХАМАС вновь строит туннели под ее школами в Газе.

Добавим к этому, что в арабских столицах (отныне даже в Дохе) лидеры ХАМАСа считаются персонами нон-грата. И КПП Рафиах на границе с Египтом практически всегда закрыт на замок.

Однако же, через КПП Керем Шалом в Газу продолжают идти грузовики с цементом, продуктами питания, запчастями и другими товарами. Формально, блокада сектора продолжается. Но на самом деле, количество грузовиков, следующих в сектор, возросло с 38000 в 2010 году – до инцидента с Мави Мармарой — до 178000 в 2016 году. С Газой торгуют израильские и палестинские бизнесмены, туда поставляют гуманитарную помощь десятки международных организаций. Все, что раньше ХАМАС получал через подземные туннели из Египта, теперь поступает через израильский КПП Керем Шалом.

Грузовики с грузами для сектора Газа на КПП Керем Шалом. Фото: Элиягу Гершкович

Несколько недель назад я посетила этот КПП, в рамках визита комиссии Кнессета по внешним делам и обороне, в которой состою. Военные подтвердили уже известный факт: каждый мешок цемента и каждая горсть муки, вообще каждый товар, попадая в Газу через КПП, облагается налогами и, таким образом поддерживает власть ХАМАСа в секторе.

То есть, при формальной блокаде, Израиль позволяет провозить в Газу цемент, часть которого идет на строительство подземных туннелей, и невольно укрепляет позиции исламистов.

Когда правительство, после длительных обсуждений, решило поддержать требование Абу-Мазена и снизить объем поставляемого в Газу электричества, гуманитарный кризис там стал не просто неизбежен – он уже начался. В секторе годами не хватает не только электричества, но и питьевой воды. Чем хуже там становится ситуация, тем больше шансов на очередную волну насилия, которая перейдет в военную операцию, а потом закончится также, как и предыдущие: ничем.

Вместо того, чтобы резать хвост по кускам, необходимо уже сегодня, вместе с бойкотирующими Катар и ХАМАС арабскими странами, а также вместе с США, разработать план по отстранению ХАМАСа от власти в Газе.

Как показали три последних года, послевоенное восстановление Газы невозможно при ХАМАСе, потому что часть средств в любом случае будет цинично использоваться исламистами на свои цели. Невозможны и другие планы, озвученные ранее министром транспорта Исраэлем Кацем — по созданию искусственного острова, строительству порта или аэропорта. Все это лишь укрепит позиции радикального ислама в нашем регионе, а ведь ХАМАС действует не только в Газе, но и на Северном Синае, где помогает ИГИЛу строить инфраструктуру террора.

Любая инициатива по продвижению решения палестино-израильского конфликта, в том числе и та, которую собирается вскоре представить американская администрация, будет нереальна и даже бессмысленна, пока в Газе производят новые ракеты и роют новые боевые туннели.

Вместе того, чтобы ограничиваться промежуточными решениями, необходимо уже сегодня ужесточить пропуск товаров в сектор — вплоть до необходимого минимума, и усилить экономическое давление на сектор, стремясь отрезать ХАМАС от финансовых источников, чтобы положить конец контролю исламистов над сектором Газа. В условиях сегодняшней изоляции, без влиятельных друзей (неприятные сюрпризы могут последовать лишь со стороны Турции) шансы на то, что ХАМАС вынудят капитулировать, стремительно возрастают.

Лишь потом должны начаться работы по восстановлению Газы, созданию рабочих мест в секторе (где до сих пор единственным работодателем остается ХАМАС) и по разоружению не только ХАМАСа, но и Исламского Джихада. Лишь потом можно будет приступить к переговорам при американском посредничестве.

Без изменения существующего уравнения в Газе Израиль будет обречен на сосуществование с террористическим государством у себя под боком. Но сложившаяся сейчас в регионе ситуация позволяет в корне это уравнение изменить, отстранить ХАМАС от власти, вырваться из порочного круга, по которому Израиль кружит вокруг Газы уже больше десяти лет.

Ксения Светлова, член комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, эксперт по Ближнему

 

При «русском» министре обороны ЦАХАЛ закрывает русскоязычную пресс-службу

26 января 2017
http://news.israelinfo.co.il/tribune/65246
25 января депутату кнессета Ксении Светловой (Сионистский лагерь) стало известно о принятом несколько дней назад решении закрыть в ближайшее время в пресс-службе ЦАХАЛ деск на русском языке. Русскоязычная пресс-служба армии работала с 2000 года как с израильскими русскоязычными СМИ, так и с журналистами, освещающими события в Израиле на русском языке для СМИ в разных странах мира.

Депутат Светлова: «Закрытие пресс-службы ЦАХАЛ на русском языке — это удар по интересам Израиля, по пропаганде для целевой аудитории в сотни миллионов человек. Россия сейчас усиливает свое присутствие на Ближнем Востоке, в том числе и пропагандистскую работу.

По словам премьер-министра Израиля отношения с Россией крепнут. Так почему именно сейчас парадоксальным образом пропаганда позиции Израиля, освещение действий нашей армии на русском языке — упраздняются?!

Каналы, ведущие антиизраильскую пропаганду, будут продолжать вещать на аудиторию в сотни миллионов человек на русском языке, а деск пресс-службы ЦАХАЛ на русском отменяют! Сотрудники пресс-службы армии давали информацию на русском языке для СМИ, ведущих вещание на сотни миллионов жителей России, Украины и других стран мира. Неразумное, на мой взгляд, решение.

Пропаганду позиций Израиля надо усиливать и развивать, а не сворачивать. Особенно в странах, которые не считают Хизбаллу и Хамас террористическими организациями. Мир должен знать правду о нашей армии на всех языках!

Поэтому я инициировала проведение срочного заседания комиссии по иностранным делам и обороне по поводу намеченного закрытия деска на русском языке в пресс-службе ЦАХАЛа».

Все о Сирии : почему Израилю необходима зона безопасности на границе с Сирией

Победы Асада приближают Иран и Хизбаллу к границе Израиля

Ровно шесть лет спустя после начала гражданской войны в Сирии ситуация начинает медленно, но верно приближаться к развязке. С помощью Ирана, Хизбаллы и России армия Асада одерживает победу за победой и, несмотря на усталость и нехватку кадров, возвращает контроль над Алеппо, Дир аз-Зуром и некоторыми районами на сирийской стороне Голанских высот. В тот момент, когда премьер-министр Биньямин Нетаниягу обсуждал в Москве опасность продвижения Ирана и Хизбаллы по направлению к израильской границе, суннитские племена в «треугольнике смерти» (Кунейтра-Дараа-Дамаск) вели бои с подразделениями Хизбаллы, намеревающимися взять под свой контроль несколько стратегически важных высот. Можно продолжать закрывать глаза на то, что происходит в непосредственной близости от израильской границы, но лучше от этого никому не станет: Иран и Хизбалла твердо намерены вернуть Асаду контроль над Кунейтрой, и в последние дни позволяют себе резкие заявления о том, что Израилю, якобы, выгодно продолжение существования ИГИЛ и других террористических суннитских организаций. Однако, те, кто воюют сегодня с Насраллой на сирийской части Голан – не имеют никакого отношения к ИГИЛ или Аль-Каиде. Речь идет о суннитских племенах, которые в раздробленной Сирии приобретают все больший и больший вес и которые сотрудничают со Свободной Сирийской Армией. Их представители не раз бывали в Израиле и предлагали различные формы сотрудничества нашей стране. На протяжении шести лет Израиль ограничивался поддержкой в форме гуманитарной помощи жителям близлежащих деревень и населенных пунктов, в том числе и с тем, чтобы они не перешли на сторону головорезов Аль-Каиды, ИГИЛ или Джабхат ан-Нусры (ныне – Джабхат Фатх аш-Шамм). Сегодня, шесть лет спустя после начала войны, ситуация в сфере безопасности ухудшается – одержав большую победу над повстанцами и террористами в Алеппо – армия Асада, при поддержке Хизбаллы, намерена вернуть себе и район «треугольника смерти». По сообщениям, которые приходят с поля боя, в течение считанных недель, в крайнем случае месяцев, этот план может быть реализован.
Очевидно, что чем ближе Хизбалла и Иран к нашим рубежам, тем громче должна звучать тема создания зоны безопасности на границе в Сирии, в районе Голанских высот. Опасения понятны и известны – вмешиваться в сирийскую войну Израиль не собирался, да и ни к чему. Это совершенно очевидно. Тем не менее, все эти годы Израилю удавалось предотвращать передачу стратегически важного оружия из Сирии в Ливан, в том числе и с помощью военной силы. На данный момент на повестке дня уже не только отправка оружия, а создание целых серий военных баз, которые будут совместно контролироваться армией Асада, Хизбаллой и Ираном. После урегулирования конфликта последние двое игроков получат гораздо больше возможностей и свобод в Сирии, нежели до войны. Отсюда – необходимость в зоне безопасности, недоступной для шиитской «оси зла». В Израиле часто говорят об общности интересов с суннитскими так называемыми «умеренными» странами. Так вот, в Сирии у Израиля есть как минимум два возможных партнера, которые точно также заинтересованы в том, чтобы Хизбалла и иранские советники\военные вернулись к себе на родину. Это суннитские племена, расположенные на территории Сирийской пустыне и в приграничном с Израилем районе, а также сирийские курды, которые мужественно воюют все эти годы как с исламскими террористами, так и с армией Асада и ее пособниками. Разговор о послевоенном будущем Сирии и положении Израиля нельзя боле откладывать. Сегодняшний день уже стал тем самым будущим, о котором здесь много лет предпочитали не думать. Союзники Сирии не позволили режиму Асада пасть – втянулась Хизбалла, а за ней и Иран с Россией. Эти же союзники постараются вернуть под контроль сирийского офтальмолога как можно больше территорий. Иран также инвестирует немалые средства в сирийскую экономику, планирует построить морской порт с тем, чтобы остаться там надолго. Такова реальность, и Израиль обязан к ней готовиться со всей серьезностью, разрабатывая совместные действия вместе со своими союзниками в США и Европе. Завтра может оказаться уже поздно.

Битва без победителей, война без победы

Битва без победителей, война без победы

Фото: Getty Images

Отчет госконтролера по действиям правительства в ходе операции «Несокрушимая скала» наконец-то опубликован. Это внушительный фолиант, на изучение которого потребуется немало времени, и пока лишь отдельные части этого отчета оказались в прессе. Примечательно, что самого госконтролера, Йосефа Шапира, фигуранты отчета уже успели облить помоями, в тщетной попытке манипулировать общественным сознанием и понимая, что от тяжких обвинений, изложенных в бесконечных страницах доклада, не отмыться. Бесконечный парад политиков и военных скитается из одной телестудии в другую, пытаясь убедить общественность в том, что виноваты другие, а вот лично они — все в белом, несмотря на то, что факты, приведенные в отчете, указывают совсем на другое.

Кто виноват и что делать? Конечно же, всем нам важно, чтобы истина вышла на свет и чтобы те, кто отвечал за те или иные промахи и ошибки, понесли за это ответственность. Однако нельзя сводить отчет госконтролера по «Несокрушимой скале» только к разбору полетов.

В этой битве без победителей остается практически без внимания другой, намного более значимый вопрос: как должна была закончиться та война, с тем, чтобы обеспечить безопасность Израилю и избежать повторения еще одной «Несокрушимой Скалы» или «Облачного Столпа» в ближайшем будущем? Как вообще нужно заканчивать войны? И что такое победа?

Тогда, в 2014 году, было очевидно, что правительство так и не решило, какие цели оно ставит перед армией, и для этого не нужны никакие отчеты. Что изменилось сегодня по сравнению с тем, что было тогда? Похоже, что ничего. Если кто-то в правительстве надеялся на то, что после той войны ХАМАС надолго «успокоится» или даже откажется от продолжения военизированного конфликта, то этот кто-то просто наивен или очень плохо разбирается в региональных реалиях.

За ХАМАСом, при всей его слабости, стоят немалые силы — идеологические и финансовые, raison d’etre этой организации — конфликт с Израилем, в той или иной форме. Если бы руководство ХАМАСа руководствовалось исключительно здравым смыслом, то еще в 2006 году приняло бы требования ближневосточного квартета по признанию Государства Израиль и прекращению террора. Но на Ближнем Востоке здравый смысл встречается крайне редко. Поэтому ХАМАС не ведет себя так, как хотелось бы министру транспорта Исраэлю Кацу, который уже больше года размахивает перед носом у головорезов-исламистов привлекательной приманкой — морским портом взамен на разоружение. Но ХАМАС поступает вопреки этой логике и продолжает пополнять свой военный арсенал, готовясь к новой войне. Избрание Ихьи Синвара, представителя вооруженного крыла на должность главы «внутреннего» ХАМАСа — лишь еще одно доказательство тому, что палестинские исламисты не собираются менять свои планы даже после прихода к власти в секторе.

Если с ФАТХом на Западном Берегу идут переговоры о том, признают ли в этой организации еврейский характер уже признанного ею ранее Государства Израиль, ХАМАС начертал на своих знаменах борьбу с «сионистским образованием» до победного конца. Смысл существования этой организации не в улучшении условий существования жителей сектора, а в непрекращающейся борьбе с Израилем. Этим они отличаются от ФАТХа, этим они привлекательны для международных спонсоров террора, будь то Иран, Катар или другая страна.

Любой здравомыслящий человек понимает, что нет и не может быть никаких переговоров с ХАМАСом, а попытки премьер-министра Нетаниягу договориться (через посредников) и смириться с существованием ХАМАСа как правителя Газы не только бесполезны, но и опасны. Каждый доллар, который попадает в Газу, делится на две части. Меньшая часть идет на нужны населения, большая — на нужды самого ХАМАСа, то есть на приобретение и производство оружия. Возникает замкнутый круг, где руководство исламистов цинично использует гуманитарную помощь в своих целях, из-за чего гуманитарной помощи и международных проектов становится меньше, а разрухи — больше. О приближающемся гуманитарном кризисе в секторе предупреждают и главы силовых структур в Израиле, например, глава военной разведки Херци Ха-Леви, и считают его одной из движущих сил очередной войны. Но пока Газой управляет ХАМАС, гуманитарный кризис будет продолжаться. Значит, и война не за горами.

Что же можно сделать для того, чтобы положить конец этому порочному кругу насилия, страданий и бездействия? Прежде всего, необходимо четко взвесить все за и против, и поставить перед собой четкую цель. Такую цель подставила перед собой после окончания «Несокрушимой скалы» Ципи Ливни, которая в ту пору занимала должность министра юстиции.

Понимая, что никаких договоренностей, ни краткосрочных, ни долгосрочных, с ХАМАСом быть не может, она предприняла беспрецедентные усилия по подготовке той самой международной формулы, которая позволила бы добиться разоружения ХАМАСа и возвращения в сектор палестинской администрации. Эту формулу поддерживали тогда США и Европа, Египет и Иордания, и конечно же, сама Палестинская автономия. Когда пушки смолкают, говорят дипломаты. Но чем закончились ее усилия? Увы, ничем. Глава правительства Нетаниягу не был заинтересован в «государственных инциативах», которые заставили бы его примириться с реальностью и начать переговоры с палестинцами и на Западном берегу. Шанс на смену власти в Газе был в тот момент утерян.

Учитывая постоянное соперничество между Нетаниягу и его Немезидой Беннетом, трудно поверить, что и на этот раз все опции, которыми располагает Государство Израиль, будут взвешены. Получается, что нынешнее правительство не способно привести к изменению ситуации в Газе и обрекает израильтян на постоянные войны и человеческие жертвы. Трудно представить, что бы было с нашей страной, если бы отцы-основатели Израиля вели себя подобным образом. Лишь умелое сочетание военного дела и дипломатии может обеспечить Израилю и израильтянам не только военные победы, но и безопасность, о которой пока можно только мечтать.

Читать дальше: http://mnenia.zahav.ru/Articles/8657/bitva_bez_pobeditelei_voina_bez_pobedi#ixzz4aZJxl4g8
Follow us: zahav.ru on Facebook

Битва без победителей, война без победы — как можно избежать еще одной «операции» в секторе Газа

Отчет госконтролера по действиям правительства в ходе операции «Несокрушимая скала» наконец-то опубликован. Это внушительный фолиант, на изучение которого потребуется немало времени, и пока лишь отдельные части этого отчета оказались в прессе. Примечательно, что самого госконтролера, Йосефа Шапира, фигуранты отчета уже успели облить помоями, в тщетной попытке манипулировать общественным сознанием и понимая, что от тяжких обвинений, изложенных в бесконечных страницах доклада, не отмыться. Бесконечный парад политиков и военных скитается из одной телестудии в другую, пытаясь убедить общественность в том, что виноваты другие, а вот лично они – все в белом, несмотря на то, что факты, приведенные в отчете, указывают совсем на другое. Кто виноват и что делать? Конечно же, всем нам важно, чтобы истина вышла на белый свет и чтобы те, кто отвечал за те или иные промахи и ошибки, понесли за это ответственность. Однако нельзя сводить отчет госконтролера по «Несокрушимой скале» только к разбору полетов. В этой битве без победителей остается практически без внимания другой, намного более значимый вопрос о том, как должна была закончиться та война, с тем, чтобы обеспечить безопасность Израилю и избежать повторения еще одной «Несокрушимой Скалы» или «Облачного Столпа» в ближайшем будущем? Как вообще нужно заканчивать войны? И что такое победа? Тогда, в 2014 году, было очевидно, что правительство так и не решило, какие цели оно ставит перед армией, и для этого не нужны никакие отчеты. Что изменилось сегодня по сравнению с тем, что было тогда? Похоже, что ничего. Если кто-то в правительстве надеялся на то, что после той войны ХАМАС надолго «успокоится» или даже откажется от продолжения военизированного конфликта, то этот кто-то просто наивен или очень плохо разбирается в региональных реалиях. За ХАМАСом, при всей его слабости, стоят немалые силы – идеологические и финансовые, его raison d’etre — это конфликт с Израилем, в той или иной форме. Если бы руководство ХАМАСа руководствовалось исключительно здравым смыслом, то еще в 2006 году приняло бы требования ближневосточного квартета по признанию Государства Израиль и прекращению террора. Но на Ближнем Востоке здравый смысл встречается крайне редко. Поэтому ХАМАС не ведет себя так, как хотелось бы Исраэлю Кацу – министру транспорта – который уже свыше года размахивает перед носом у головорезов-исламистов привлекательной приманкой – морским портом взамен на разоружение – а поступает вопреки этой логике и продолжает пополнять свой военный арсенал, готовясь к новой войне. Избрание Ихьи Синвара, представителя вооруженного крыла на должность главы «внутреннего» ХАМАСа — лишь еще одно доказательство тому, что палестинские исламисты не собираются менять свои планы даже после прихода к власти в секторе. Тогда как с ФАТХом на Западном Берегу идут переговоры о том, признают ли там еврейский характер уже признанного ими ранее Государства Израиль, ХАМАС начертал на своих знаменах борьбу с «сионистским образованием» до победного конца. Смысл существования этой организации не в улучшении условий существования жителей сектора, а в непрекращающейся борьбе с Израилем. Этим они отличаются от ФАТХа, этим они привлекательны для международных спонсоров террора, будь то Иран, Катар или другая страна.

Любой здравомыслящий человек понимает, что нет и не может быть никаких переговоров — ни прямых, ни кривых — с ХАМАСом, а попытки премьер-министра Нетаниягу договориться (через посредников) и смириться с существованием ХАМАСа как правителя Газы не только бесцельны, но и опасны. Каждый доллар, который попадает в Газу, делится на две части. Меньшая часть идет на нужны населения, большая – на нужды самого ХАМАСа, то есть на приобретение и производство оружия. Неизбежный итог – это замкнутый круг, когда руководство исламистов цинично использует гуманитарную помощь Газе в своих целях, таким образом гуманитарной помощи и международных проектов становится меньше, а разрухи – больше. О приближающемся гуманитарном кризисе в секторе предупреждают и главы силовых структур в Израиле – например, глава военной разведки Херци Ха-Леви, и считают его одной из движущих сил очередной войны. Но пока Газой управляет ХАМАС, гуманитарный кризис будет продолжаться. Значит, и война не за горами.

Что же можно сделать для того, чтобы положить конец этому порочному кругу насилия, страданий и бездействия? Прежде всего, необходимо четко взвесить все за и против, и поставить перед собой четкую цель. Такую цель подставила перед собой после окончания «Несокрушимой скалы» Ципи Ливни, которая в ту пору занимала должность министра юстиции. Понимая, что никаких договоренностей, ни краткосрочных, ни долгосрочных, с ХАМАСом быть не может, она предприняла беспрецедентные усилия по вырабатыванию той самой международной формулы, которая позволила бы добиться разоружения ХАМАСа и возвращения в сектор палестинской администрации. Эту формулу поддерживали тогда США и Европа, Египет и Иордания, и конечно же, сама Палестинская Автономия. Когда пушки смолкают, говорят дипломаты. Но чем закончились те усилия? Увы, ничем. Глава правительства Нетаниягу не был заинтересован в «государственных инциативах», которые заставили бы его примириться с реальностью и начать переговоры с палестинцами и на Западном берегу. Шанс на смену власти в Газе был в тот момент утерян. Учитывая постоянное соперничество между Нетаниягу и его Немезидой Беннетом, трудно поверить, что и на этот раз все опции, которыми располагает Государство Израиль, будут взвешены. Получается, что нынешнее правительство не способно привести к какому либо активизму и изменению ситуации в Газе и обрекает израильтян на постоянные войны и человеческие жертвы. Трудно представить, что бы было с нашей страной, если бы отцы-основатели Израиля вели себя подобным образом. Лишь умелое сочетание военного дела и дипломатии может обеспечить Израилю и израильтянам не только военные победы, но и безопасность, о которой пока можно только мечтать.

Что такое безопасность?

13620162_1134056159987813_2063146516688402495_n

04.07.2016

 

Нет мира, нет безопасности, нет даже разделительного забора в наиболее уязвимых местах (в том числе и у дома Ариэль Халель Яфы, да будет благословенна память её) — и во всём этом «виноват Фейсбук».

Дорогие друзья!
Правительство Израиля во главе с Нетаньягу снова льёт слезу: «Нам не дают править».
Министр Элькин жалуется на то, что «его вынуждают» строить квартиры также и для арабов, а не только для поселенцев.
Министр Кац желает инициировать строительство морского порта в Газе (что лишь укрепит власть ХАМАСа).
Министр Эрдан вопиет о том, что «нехорошие люди» в социальной сети Фейсбук лишают израильских граждан безопасности.
Другие министры снова призывают понастроить жильё в поселениях в ответ на террор.
Но пока что кровь невинных жертв, среди которых 13-летняя девочка, льётся рекою.

Пока глава правительства наслаждается королевским визитом (обходящимся государственному бюджету в не менее королевскую копеечку) в страны Африки, а министры Эрдан и Шакед ведут борьбу с техническим прогрессом (а это равносильно тому, чтобы бороться с мельницами), никто не занимается вопросами безопасности граждан Израиля.

Что такое безопасность?
На мой взгляд, забота о безопасности это прежде всего забота, например, о том, чтобы разделительный забор из колючей проволоки, проходящий рядом с домом семьи ныне покойной Халель Яфы, не был прорван. В прошлое воскресенье я своими глазами видела многочисленные дыры в этом заборе, призванном отделить мирные семьи от убийц.
Забота о безопасности — это и завершение строительства забора у южного подножья горы Хеврон.
Однако самое правое за всю историю Израиля правительство каким-то удивительным образом не спешит обеспечить безопасность жителей этого самого опасного региона, ставшего бесхозным.
Забота о безопасности — это и забота о том, чтобы сотрудники охраны проходили необходимую подготовку и получали необходимое оружие.

Утверждать, что строительство в поселениях решит проблему террора, означает лгать и вводить граждан в заблуждение.
Если израильские министры отстроят ещё 42 единицы жилья в Кирият-Арба, разве это остановит исполненных ненавистью террористов? Разве террористы поверят, что насилие — это не метод?
Строить на территориях означает разрушить любую надежду на то, что мы когда-нибудь отделимся от палестинцев, большинство их которых испытывают к нам ненависть. Но это уже другой вопрос, возможно, даже более важный, вопрос политический.

Тот, кто выступает сегодня с подобными безответственными заявлениями, должен ответить, каким он видит Израиль этак лет через 10, а то и 20, или даже 30. Видит ли он государство от моря до реки Иордан, в котором евреи являются национальным меньшинством, контролирующим палестинцев, не являющихся гражданами Израиля?

Уверены ли министры Элькин, Шакед, Ариэль и др. в том, что именно так мы победим террор? Или они просто смирились с горькой кровавой ценой, которую мы, граждане Израиля, должны продолжать платить во имя исполнения их грандиозной мечты?

Если это не так, если глава правительства и некоторые его министры полагают, что двунациональное государство приведёт к краху государства еврейского, поможет ли Израилю отделиться от палестинцев массивное строительство на территориях после каждого теракта?

Пока обсуждение данного вопроса не поднимается выше уровня пустых дешёвых лозунгов, люди, продвигающие эту экстремистскую идеологию, будут продолжать выкрикивать: «Строительство на территориях решит проблему террора».

Мы и только мы, граждане Израиля, знающие, что продолжение ежедневных столкновений с палестинским населением, контролируемым нами, приведёт всё к тем же плачевным последствиям — террору и смерти, обязаны сказать своё слово.
Не бывает быстрых и лёгких решений, хоть и жаль, что это так.
Мы должны всеми силами стремиться к отделению от палестинцев — два государства для двух народов. И не нужно заново изобретать велосипед.
Но для этого нам нужно поддерживать связь с теми, кто думает так же, находясь по другую сторону от нас.

Как известно, мир заключают с врагами.
Я призываю всех не поддаваться ежедневной промывке мозгов, устроители которой обвиняют кого угодно — и социальную сеть Фейсбук, и и депутата Кнессета Ханин Зуаби, и СМИ, и уважаемых прагматиков, не боящихся критиковать политику правительства по всем направлениям политического спектра. Нет, они не виноваты в сложившейся ситуации. У этой ситуации есть мать и отец, их имена — правительство Израиля и Биньямин Нетаньягу.

Мы — народ, жаждущий жизни. И мы продолжим бороться за наше выживание и процветание в Государстве Израиль, единственном еврейском государстве.
Не дайте страху, лжи и подстрекательствам сбить вас с пути!

На фото: прорванный забор возле дома Ариэль Халель Яфы (да будет благословенна память её!), убитой в собственной детской кроватке в Кириат-Арба.

Светлова: министру Штайницу лучше помолчать

Тоннель ХАМАСа (фото: пресс-служба ЦАХАЛа)
07.02.2016
Депутат от «Сионистского лагеря» резко осудила как бездействие правительства в отношении туннелей террора ХАМАСа, так и выступление министра, публично сказавшего лишнее.

Депутат Кнессета от партии «Сионистский лагерь» Ксения Светлова резко осудила как бездействие правительства в отношении туннелей террора ХАМАСа, так и выступление министра национальной нфраструктуры и энергетики Юваля Штайница на мероприятии «Шабатарбут» в Беэр-Шеве. В нем, отмечает пресс-служба партии, он выдал секретную информацию о том, что египетские власти заливают туннели на Синае морской водой по просьбе израильских структур.

«Еще в период, когда я работала корреспондентом по арабским вопросам, мы знали о существовании диверсионных туннелей и о том значении, которые им придает эта террористическая организация. Прошло время, одно правительство Нетаниягу сменяет другое, а тот, кто заботится о безопасности Израиля – это президент Египта ас-Сиси», — сказала депутат Светлова.

«Удивительно, что сверхсекретную информацию выдал не кто иной, как бывший министр по делам разведки Юваль Штайниц. Египетскому президенту приходится балансировать между Израилем и арабским миром, и в этой непростой ситуации лучше было бы промолчать, чтобы не вредить нашему сотрудничеству», — добавила депутат Светлова.

Подробности: http://izrus.co.il/obshina/article/2016-02-07/30357.html#ixzz3zZIdGZW3

Египетская революция, заметки с площади Тахрир и ошибочные прогноз

12644657_1032015766858520_2347660179644666285_n

фото: Ксения Светлова

25.1.2016
Дорогие друзья, пять лет тому назад я освещала «Арабскую весну» с эпицентра арабского мира: с площади Тахрир.
В Каир я приехала через несколько дней после начала массовых демонстраций — комендантский час, танки на улицах, тысячи людей, окрыленных надеждой.
Я брала интервью у студентов, рабочих, женщин и мужчин, молодых и пожилых, и каждый раз задавала один и тот же вопрос: «Ухудшатся ли отношения с Израилем в связи с событиями на площади Тахрир и возможным свержением Мубарака?»
Все без исключения отвечали «нет». Они говорили о голоде, коррупции и безработице.
Тем временем в Израиле журналисты, которые накануне революции предсказывали долгие годы правлению Мубарака, теперь оплакивали мирный договор с Египтом.
Что было дальше известно всем: мирный договор выжил, несмотря на мрачные прогнозы и победу президента-исламиста.
Эта история показательна, поскольку она указывает на то, что у региональных соглашений — своя динамика, и что есть и другие темы кроме евреев и Израиля, которые волнуют жителей региона.
Египетская революция поразила меня еще тем, что все были одержимы одним: свержением Мубарака, а не созданием демократической и либеральной страны, например.
Египтяне добились своей цели — Мубарак был свергнут, но жизнь в Египте не стала лучше.
Это урок для всех потенциальных революционеров: необходимо ставить конкретные цели и работать, пока эти цели не будут достигнуты.
Прошло пять лет после драматических событий на площади Тахрир, а Египет по-прежнему ждет перемен.
На фотографиях: я на площади Тахрир, последняя неделя января 2011 года.