Между кровавым наветом и отравленными колодцами: еще одна причина как можно быстрее отделиться от палестинцев

05.03.2018

Дорогие друзья, в дни Пурима палестинское агентство новостей Маан, идентифицируемое с движением ФАТХ, опубликовало статью об этом празднике.

Автор текста Юсуф Мустафа Дауи рассказывает о традиционной пуримской выпечке “уши Амана” следующим образом: “Палестинцы не могут чувствовать себя спокойно во время Пурима, и уж, конечно, им нечему радоваться. Они не могут продолжать свою повседневную жизнь, так как боятся человеческих жертв, которые приносят евреи, чтобы использовать кровь для изготовления своей знаменитой выпечки – таков ритуал”.

Человеческие жертвы? Кровь, как секретный ингредиент в ритуальном блюде?

Речь о классическом кровавом навете, хорошо знакомом нам во всех своих предыдущих реинкарнациях – в царской России, в Европе, в арабских странах.

16 лет назад я работала в институте “Мемори”, изучающем средства массовой информации стран Ближнего Востока. Институт возглавляет полковник запаса Игаль Кармон. Именно этот институт перевел и опубликовал вышеуказанный текст – для того, чтобы мы знали, что происходит в палестинской автономии. Я помню, что одной из первых статей, которую я перевела с арабского языка на иврит и на русский, был текст саудовского исследователя в одной из крупных газет, и этот текст был также посвящен празднику Пурим. В статье утверждалось, что евреи используют кровь мусульманских и христианских младенцев для выпечки ушей Амана. Автор описывал процесс изготовления ритуальной выпечки в еврейском доме с использованием гвоздей для сцеживания крови.

Лживый и подлый кровавый навет продолжает распространяться и в 21 веке. В двухтысячные годы кровавый навет докатился до египетского и ливанского телевидения. Теперь эту ложь подхватило палестинское агентство Маан.

Нельзя игнорировать такого рода подстрекательство. Тем более, что в последние три года наблюдается тенденция к усилению этого явления. Согласно исследованию моего друга, профессора Рони Шакеда из института Трумэна при Еврейском университете в Иерусалиме, в палестинских учебниках также можно найти множество подобных выдумок.

Каков же вывод?

Нам, израильтянам, следует как можно быстрее отделиться от тех, кто распространяет ненависть и кровавые наветы. Палестинское подстрекательство – лишь часть того, что происходит в глобальном арабском мире, где зрители смотрят антисемитские сериалы, и где переиздаются книги Гитлера.

Все, кто пытаются продвигать планы по урегулированию конфликта, включая президента Трампа, должны серьезнейшим образом относиться к теме подстрекательства. Тем, кто заняты формированием ближневосточной политики (и особенно финансированием палестинской администрации), важно понимать, что такого рода подстрекательская деятельность опасна и может причинить много вреда как в ходе раздела, так и после него.

Описанная здесь история не первая и, конечно же, не последняя. Мы должны понимать, что такова реальность, и что не следует закрывать глаза на то, что происходит у соседей в Палестинской автономии. Если мы не отделимся от них (они там, а мы здесь), то превратимся в единое двунациональное государство с подобными взаимоотношениями. Можно лишь представить, какую цену придется заплатить за такой сценарий. Фантазия о таком сосуществовании, присущиая как левым, так и правым радикалам, обречена на провал.

Страны, которые финансируют палестинскую администрацию, несут за это ответственность. Они обязаны дать понять палестинскому руководству, что такого рода явления непростительны. Это не приближает, а отдаляет урегулирование конфликта. Это отравляет общественное мнение, воспитывает детей в ненависти, которую им внушают через школьные учебники.

Мы, в свою очередь, должны сделать все возможное и даже больше, чтобы отделиться от палестинцев.

На снимке: статья на палестинском сайте

Фото ‎קסניה סבטלובה - Ксения Светлова‎.

Что евреи США говорят об Израиле

detaly.co.il

6/3/2018

Фото: Joshua Roberts, Reuters

«В центре внимания – Ближний Восток». В интервью «Деталям» из Вашингтона депутат Ксения Светлова рассказала, что обсуждают сегодня участники ежегодной политической конференции
«Американо-израильского комитета по общественным связям» — про-израильского лобби AIPAC. А также о том, почему журналистам не позволили освещать дебаты, посвященные… свободе слова.

Помимо премьер-министра Биньямина Нетаниягу, в работе AIPAC принимают участие министры Айелет Шакед, Цахи Анегби, Нафтали Беннет и Юваль Штайниц, а также депутаты кнессета от нескольких партий.

— Это ни с чем не сравнимое мероприятие, по масштабу происходящего. Одновременно каждый час проходит более 30 обсуждений и «круглых столов» по различным темам, — говорит Ксения Светлова («Сионистский лагерь»). — Безусловно, в центре внимания – процессы, происходящие на Ближнем Востоке, но много говорят и о религиозном статус-кво в нашей стране, во всех аспектах: гиюр, гражданские браки, признание неортодоксальных течений иудаизма.

Я могу сказать, после множества бесед с присутствующими здесь, что многих из них задевает и больно ранит отношение нашего правительства к тому, как развивается известная драма вокруг Западной Стены. Почему соглашение по этому вопросу не выполняется. И почему течения консервативного и реформистского иудаизма не получают признания в Израиле? Мне задают вопрос, разве в Израиле не понимают, что большая часть евреев в мире — не ортодоксы? Становится ли Израиль постепенно страной, в которой единственными «правильными» евреями считают «харедим» и представителей национально-религиозного лагеря? Если так, то это значит, что нет в стране места всем остальным – реформистам, консерваторам, светским? Это — болевая точка, и она занимает центр многих обсуждений.

— В этом году, как и каждый год, подавляющее большинство тем обсуждается за закрытыми дверями. Причем в этом году одна из главных тем дебатов – проблемы свободы слова и свободы СМИ в Израиле. Но журналистов туда не пускают. Как вы можете объяснить этот парадокс?

— Почти все сессии, в которых я участвовала, были закрытыми. Не только о свободе слова, но и о ближневосточной политике, да практически все.

— Почему?

— Такова политика ЭЙПАК — чтобы люди могли говорить спокойно, не опасаясь, что их фразы могут быть вырваны из контекста. Это встречи единомышленников. Я впервые присутствую на этом мероприятии, и вначале точно также удивилась, когда на первом же заседании сразу объявили, что журналистов здесь, разумеется, нет. Но если даже кто-то и прошел, то все происходящее — не для протокола.

— Что можно сказать об отношении к Биньямину Нетаниягу?

— Значительная часть присутствующих понимает, что нельзя закрывать глаза на коалиционный кризис, который разгорелся у нас. При всей их любви и уважении к премьер-министру Израиля они видят, что ситуация становится все более и более запутанной, и им все сложнее становится защищать его позиции, в том числе в Конгрессе и Сенате. Ведь это не клуб друзей по интересам, а политическое лобби, которое ориентировано на сотрудничество с конгрессменами и сенаторами. И когда эти конгрессмены и сенаторы задают вопросы, нашим друзьям все сложнее и сложнее становится отвечать на них.

Есть еще один очень важный момент. ЭЙПАК построен вокруг принципа двухпартийности. Лидеры ЭЙПАК всегда стремились к тому, чтобы это лобби поддерживали и демократы, и республиканцы. Но в последние годы правления Барака Обамы, из-за открытой конфронтацией между ним и премьер-министром Израиля – достаточно вспомнить, например, как приезд Нетаниягу на такую же конференцию ЭЙПАК и выступление его перед Конгрессом, хотя он не был приглашен президентом США — все это способствовало резкому падению популярности ЭЙПАК и его влияния на демократическую партию.

Сегодня у власти Дональд Трамп, но неизвестно, будет ли он переизбран на второй срок или нет. А потом все равно будут новые выборы, и демократы снова могут прийти к власти. И что это будет означать для ЭЙПАК, что это будет означать для Израиля, если окажется подорван этот очень важный принцип двухпартийности? Поэтому есть такие упреки, пусть завуалированы, но они звучат. Так что никакой своей яркой речью – а мы все знаем, что Нетаниягу прекрасный оратор – он не сможет затмить все то, что происходит сегодня, в том числе и подрыв принципа двухпартийности. Мне трудно поверить, что это пройдет незамеченным.

— Какова позиция ЭЙПАК по этим вопросам? Чем отличается взгляд американских евреев на проблемы Израиля?

— ЭЙПАК поддерживает принцип «двух государств для двух народов» и не скрывает этого. Поэтому очевидно, что ЭЙПАК поддерживает интерес самого Израиля. Потому что отделение от палестинцев – в этом и есть интерес Израиля. Отделение от палестинцев — единственный способ сохранить еврейское демократическое государство, и эти слова здесь звучат постоянно. Не из уст израильских представителей, израильских ораторов или представителей левоцентристских партий, а от самих американских евреев, которые опасаются, что слияние в одно гибридное государство с палестинцами приведет к тому, что сионистский проект — а слово «сионизм» здесь считается священным — этот проект подойдет к концу. Поэтому произраильское лобби не обязательно должно придерживаться позиции премьер-министра или его партии. Именно потому, что это лобби про-израильское, а не лобби про-Нетаниягу или кого-то еще. Лидер сменится, а Израиль остается всегда, кто бы ни был у власти.

А один из главных экспонатов здесь, можно сказать «гвоздь программы» – это «железный купол». Он стоит на первом этаже Зала Конгрессов. Американская помощь идет в том числе и на создание батарей «железный купол», и люди здесь понимают, что Израиль нуждается в сильной армии, должен оставаться сильным, мощным государством.

Но нельзя опираться только на военную силу. На генеральной сессии одна из американских сенаторов, очень популярная сенатор-демократ, сказала, что когда урезают бюджет госдепартамента, то потом придется тратить гораздо больше денег на оружие, потому что политика — это искусство опираться на две ноги: обороноспособность и дипломатию.

И я думаю, что всем израильским политикам, которые приезжают сюда, очень важно еще раз услышать эти слова. Потому что «железный купол» не может спасти нас от всех бед. Сила действует, когда проваливаются все дипломатические усилия. Учитывая, что никаких дипломатических усилий нет вообще, трудно говорить о том, что исчерпаны все возможности, и осталось только развести руками и сказать: «мы пытались, но у нас не вышло».

Гила Райт, «Детали». Фото: Joshua Roberts, Reuters

Детектор для экстремиста

Автор: Ксения Светлова Фото:9 Канал

9tv.co.il

В прошлую пятницу трое молодых жителей арабского города Умм аль-Фахм вышли из дома с тем, чтобы не вернуться. Оружие, которое они использовали для того, чтобы застрелить насмерть двух полицейских друзского происхождения и серьезно ранить третьего, было заранее спрятано на Храмовой Горе. Ровно через неделю в ходе столкновений между палестинской молодежью из Восточного Иерусалима и полицейскими погибло трое человек, жителей районов Абу-Дис и Рас аль-Амуд. В пятницу вечером палестинский террорист из деревни Кобар, где главенствует клан Баргути (часть клана принадлежит к движению ФАТХ, другая – К ХАМАСу), проник в дом в близлежащем поселении Халамиш и зверски зарезал трех членов семьи, после чего был застрелен соседом, солдатом из подразделения Окец, который услышал крики и примчался на помощь. На фоне всех этих событий, начало которым положил теракт на Храмовой Горе в прошлую пятницу, маячат злополучные металлодетекторы, которые были установлены на основных входах на Храмовую Гору после того, как стало ясно, что мечети на Храмовой Горе постепенно превращаются в оружейный склад.

Экстремисты со всех концов Ближнего Востока – от лидеров Исламского Движения в Израиле, Северного направления, до Ирана — возложили ответственность за происходящее на Израиль, заявили о том, что металлодетекторы оскверняют Аль-Аксу и угрожают ее безопасности, и призвали палестинцев к началу очередной интифады. В день беспорядков эпицентром был Иерусалим, а не Рамалла или Хеврон, а демонстрации в арабских столицах (Сане, Тунисе и Аммане) так и не приобрели массовый характер. Вместе с тем, очевидно, что и из этой искры с легкостью может возгореться пламя, ибо желающих зажечь огонь в нашем уголке Ближнего Востока предостаточно. Можно ли было избежать эскалации напряженности на Храмовой Горе после теракта, в котором погибли израильские полицейские Камиль Шанаан и Хаиль Ситауи, и как стоит действовать сегодня с тем, чтобы выйти из кризиса не ставя под угрозу интересы Израиля в сфере безопасности?

Металлодетектор как повод?

Кто знает, началась бы 1-я мировая война, если бы убийца промахнулся, и эрц-герцог Фердинанд пережил бы покушение на свою жизнь? Началась бы 2-я палестинская интифада, если бы Ариэль Шарон не поднялся на Храмовую гору? Когда анализируешь цепочку событий в обоих случаях, становится очевидно, что повышенная напряженность в Европе в 1914 и в Израиле-Палестинской Автономии в 2000 году, скорее всего, вылилась бы в вооруженный конфликт в любом случае. Убийство эрц-герцога и восхождение Шарона на Храмовую Гору стали поводом для того, чтобы взяться за оружие, ситуация была накалена до предела, и начало военных действий было лишь вопросом времени. Но можно ли сравнить эту ситуацию с тем, что происходит сегодня вокруг Аль-Аксы? По данным всех израильских силовых структур, “интифада ножей”, начавшаяся в 2015 году также вокруг Аль-Аксы, пошла на спад, у палестинского населения нет “аппетита” к интифаде – ХАМАС безуспешно призывает к очередной палестинской интифаде на Западном Берегу уже несколько лет – и даже месяц поста Рамадан и следующий за ним праздник Ид аль-Фитр прошли относительно спокойно. Сотрудничество между силовыми структурами ПА и Израилем идет полным ходом, и сторонам удается предотвратить совместными усилиями теракты в Израиле, а также укрепление позиций ХАМАСа на Западном Берегу, так считают и говорят руководители ЦАХАЛа. В Иордании и Египта, а также в арабских странах Персидского Залива и в Магрибе правителям совершенно невыгодна эскалация в Иерусалиме, которая поставит под вопрос их собственные отношения с Израилем и создаст благодатную почву для всех тех, кто мечтает о продолжении “Арабской весны”.

Да и участие израильских арабов в терроризме случается достаточно редко, отмечает ШАБАК. В этом случае ружье не висело на сцене, оно было спрятано глубоко в подвале. Будь то реакция на крах проекта “Исламское государство” в Сирии и Ираке, влияние исламских проповедников и политических лидеров или радикализация в Сети, то, что произошло в прошлую пятницу на Храмовой Горе, – редкость, аномалия.

Как не принимать решения

Однако и на аномалию такого рода в столь центральном и неспокойном месте, как Храмовая Гора, необходимо реагировать. Проблема заключается в том, что в Израиле сначала решили отреагировать и установить на входах металлодетекторы, а лишь потом обдумать последствия этого действия. Судя по всему, для Иордании, Египта, Саудовской Аравии и других стран, поддерживающих тайные или открытые связи с Израилем, этот шаг стал полным сюрпризом. Позже кабинет министров провел совещание о том, нужно ли убрать металлодетекторы с территории Храмовой Горы. Примечательно то, что до того, как они были установлены, никакого заседания кабинета не было. То есть правительство не сочло нужным обсудить все последствия такого хода в самом эпицентре вулкана и лишь потом, обнаружив, что этот ход чреват дополнительной эскалацией насилия, решило обсудить эту ситуацию. ШАБАК выступал против, полиция была за. В конечном счете, кабинет решил не решать, а просто возложил ответственность за дальнейшую историю с металлодетекторами на руководство полиции. Там справедливо указывают на то, что необходимо предотвратить новые теракты на Храмовой Горе и предотвратить ее превращение в оружейный склад, и что металлодетекторы являются частью решения проблемы.

Учитывая, что и на входах в мечети в Мекке и Медине, где ежедневно проходят тысячи людей, а также на входе на Котель (Стену Плача) установлены металлодетекторы и работают охранники, сам по себе факт установки этих приборов, которые с легкостью можно найти в каждом торговом центре и госучреждении, не является чем-то из ряда вон выходящим. Проблема, судя по всему, заключается не в металлодетекторах как таковых, а в проблематичном процессе принятия решений. Да, Храмовая Гора и мечеть Аль-Акса — это нервный узел, где даже ничего не значащие на первый взгляд шаги могут задеть тонкие струнки равновесия и зажечь огонь. И если Израиль как правило координирует любые действия, как то мелкий ремонт Магрибских ворот или создание лифта для посетителей Стены Плача, с Иорданией, иорданским Вакфом, а также проводит консультации со многими другими арабскими и исламскими странами, то почему бы не провести подобные консультации с этими же элементами до установления металлодетекторов? Опять же, их появление у входов на Храмовую Гору можно было бы не только согласовать, но и оформить как часть борьбы с ИГИЛ и его последователями, так как по стилю теракт, за которым стояли трое жителей Умм аль-Фахма, напоминал то, как действуют сторонники Исламского Государства. Кто бы не поддержал Израиль в этом случае? Также, учитывая, что сами же эксперты полиции и объясняли, что каждый теракт с помощью металлодетекторов не предотвратишь и что их в принципе достаточно легко обойти, то ничего бы не случилось, если бы они были установлены не сразу после теракта, а после достижения тех или иных взаимопониманий с арабскими партнерами в Иордании, Египта и Саудовской Аравии. Тем, кто считает, что установление металлодетекторов любой ценой без каких либо договоренностей необходимо, потому что речь идет о суверенитете и независимости действий, рекомендую ответить на вопрос: что лучше — быть правым или умным? Повременить с теми или иными действиями и позволить дипломатии работать или пожертвовать очередными человеческими жизнями израильтян?

Промедление смерти подобно

Учитывая откровенное нежелание арабских стран поддерживать третью интифаду, которую активно пропагандируют лидеры ХАМАСа, Северного направления Исламского Движения в Израиле и прочие экстремистские элементы, а также страх Абу-Мазена перед “зеленой революцией” у себя дома, ситуацию все еще можно взять под контроль. Как и в самом начале волны насилия в 2015 году, эпицентром является Восточный Иерусалим, который находится под полным контролем израильских сил безопасности. То, что происходит на данный момент на территории Западного Берега – не более, чем отзвук столкновений в Исавие, Рас аль-Амуде, Савахра и так далее. Если затихнет Восточный Иерусалим, ситуация успокоится и в пригородах Рамаллы, Хеврона и Бейт-Лехема. Израиль обязан решить вопрос о мерах безопасности на Храмовой Горе вместе со своими партнерами в арабском мире, которые точно так же ненавидят ХАМАС, Братьев-мусульман и прочие исламистские организации такого толка. Только тихая, подпольная дипломатия может сейчас способствовать вырабатыванию договоренности о том, что будет происходить вокруг Аль-Аксы в ближайшее время. Разумеется, нельзя забывать о том, что все, что имеет место быть в Восточном Иерусалиме — результат неудачной и ошибочной политики статус-кво, в которую истово верит нынешнее правительство. Ведь на самом деле, никакого статус-кво по сути нет – ситуация всегда двигается вперед, к лучшему или к худшему. Если арабские районы Восточного Иерусалима и в самом деле являются неотъемлемой частью израильской столицы, как нередко говорят премьер Нетаниягу и мэр Баркат, то необходимо их развивать, строить там школы, вводить израильскую систему образования, предоставить жителям Восточного Иерусалима гражданство и всячески устранять существующее социальное неравенство. Бороться с подстрекательством к насилию, вывести вне закона действующую на Храмовой Горе организацию Хизб а-Тахрир, запретить графитти ХАМАСа и ИГИЛа на стенах. Но если главы нашего государства все еще верят, что можно не решать этот вопрос и оставить все как есть – с огромным количеством оружия в Восточном Иерусалиме (да и в арабском секторе в целом), проповедниками-экстремистами, школами, которые спонсирует ХАМАС и тд – то новых столкновений и терактов не избежать. Вопрос как всегда стоит ребром – отделяться или не отделяться.

Как-то раз бывший министр обороны Моше Боги Яалон заявил, что поспешные решения нам не нужны, что иногда лучше не решать. Ситуация на Храмовой Горе и в Восточном Иерусалиме показывает обратное. Нынешний “застой” на территориях Западного Берега также не будет продолжаться вечно. В условиях отсутствия каких-либо контактов и переговоров, ситуация будет ухудшаться, причем не только в Израиле, но и в соседних странах – прежде всего в Иордании, а также в Египте, Тунисе и других странах, где режимы ведут постоянную борьбу с исламским фундаментализмом. Промедление может стоить нам не только третьей интифады, но и дестабилизации ситуации во всем регионе. Для того, чтобы выйти из этого порочного круга, действовать нужно уже сегодня, пользуясь помощью и поддержкой международных посредников, извлекая опыт из ошибок прошлого, но смотря в будущее, также, как это сделали 40 лет назад Анвар Садат и Менахем Бегин. Тогда, после кровопролитной войны Судного дня, многие также говорили о статусе кво, и о том, что можно не решать. К счастью, их голос не оказался решающим.

Источник: «Ксения Светлова»

authorАвтор: Ксения Светлова

специалист по Ближнему Востоку, член комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне («Сионистский лагерь»)

История замечательного подарка, полученного мной из Ирака: редкие фотографии гробницы пророка Иезекииля в иракском городе Эль-Кфиль.

01/12/2017

Дорогие друзья, я получила на этой неделе прекрасный и неожиданный подарок – книгу на арабском языке с редкими фотографиями из города Эль-Кфиль, что в Ираке. Там расположена могила еврейского пророка Иезекииля (Иехезкеля).

Я расскажу вам, кто послал мне эти драгоценные фотографии. Но прежде – несколько слов о том, что привело меня к теме сохранения еврейского наследия в арабских и мусульманских странах.

В течение многих лет я занималась темой Ближнего Востока, самого сложного региона в мире, частью которого является государство Израиль. Я занималась региональной тематикой в качестве корреспондента по арабским вопросам, у меня сложились многообразные отношения с различными людьми и структурами на Ближнем Востоке – от Ливии до Ирака.

Эти связи необычайно важны. Порой лишь так можно получить важную для нас, народа и государства, информацию.

Став депутатом кнессета, я продолжила следить за происходящим в регионе – на сей раз в качестве члена парламентской комиссии по иностранным делам и обороне, а также в качестве председателя парламентского лобби по сохранению культурного наследия евреев арабских и мусульманских стран и лобби за укрепление связей между Израилем и курдским народом.

Несколько недель назад я встретилась с редким гостем из Ирака. Я беседовала также и о курдской проблеме (гость – не курд), но и о возможных связях между нашими государствами. Я открыто сказала ему, что в нынешний период, когда Иран все больше и больше нарушает независимость и суверенитет Ирака, в Израиле усиливаются опасения в связи с подобным развитием событий. Разумеется, я также выразила опасения в связи разрушением еврейского наследия в том районе Месопотамии, где располагалось Вавилонское царство. Именно там захоронены великие еврейские пророки – Иона, Даниил, Наум и Иезекииль.

Будучи журналисткой, я в течение нескольких лет освещала драматические события вокруг гробницы Иезекииля, которая в течение многих поколений была местом паломничества иракских евреев. Начиная с 2007 года шииты, контролирующие этот район, пытались стереть все, что связано с еврейской историей в этих местах, включая сохранившиеся надписи на иврите.

В свое время я опубликовала статью в газете. Сотрудничество с покойным профессором Шмуэлем Морэ, лауреатом Государственной премии Израиля, выдающимся исследователем арабского языка, привело к тому, что эта тема обсуждалась на ежегодном заседании ЮНЕСКО. Согласно информации, полученной из Ирака, попытки нанести ущерб гробнице пророка прекратились.

Я завершила беседу с иракским гостем, и мы расстались.

Каковым же было мое удивление, когда спустя несколько недель я получила пришедшую в мою канцелярию в кнессете книгу на арабском языке об истории города Эль-Кфиль, а в ней — редкие фотографии древнего строения.

Увы, печальную реальность, в которой Иран пытается взять под контроль Ирак (и пройдет еще много лет, прежде чем иракские евреи, включая израильских граждан, смогут посетить древнюю землю Вавилонии, увидеть эти исторические места), мы изменить не в силах. Но вместе с тем все-таки остается искра надежды.

В последнее время все больше молодых и пожилых иракцев вспоминают о том периоде, когда евреи были частью этнической мозаики этой страны, а также важным компонентом иракской культуры. Время невозможно повернуть вспять, но можно выстроить новые мосты. Вначале – не привлекая внимание, а потом – и открыто. Это необходимо, чтобы улучшить отношения между нашими странами – Израилем и Ираком.

 

Депутат Светлова: Израилю нельзя полагаться на «российского хозяина»

news.israelinfo.co.il

10 февраля 2018

Депутат Светлова: Израилю  нельзя полагаться на «российского хозяина»

Депутат кнессета Ксения Светлова (Сионистский лагерь), член комиссии кнессета по иностранным делам и обороне, эксперт по Ближнему Востоку:

«Ситуация в Сирии становится все сложнее. Израилю не хватает последовательной политики, четкой и самостоятельной линии по противостоянию с новым соседом на северных границах, — с Ираном. Стратегии, которая будет основана не на вере в то, что «российский хозяин» в Сирии будет заботиться о соблюдении интересов Израиля на наших границах.

Правительство должно было готовиться к подобному развитию событий, и сейчас драгоценное время потеряно. Но лучше поздно, чем никогда. Впервые с 1982 года израильский самолет был подбит, судя по всему, сирийскими ПВО.

Ракета, которая сбила самолет, была выпущена ПВО российского производства, что ставит под вопрос объективность теплых отношений и многочисленных визитов в Москву.

От наших союзников в США мы ждем однозначных заявлений и действий относительно происходящего в Сирии, — ситуация в стране чересчур сложна, чтобы США удалились оттуда, и израильский МИД должен объяснить это Вашингтону.

Выражаю полную поддержку солдатам и офицерам ЦАХАЛа, стоящим на страже северных границ страны. Желаю скорейшего выздоровления раненным сегодня утром летчикам».

Сирийский гамбит

Сирийский гамбит

Фото: Reuters

Иранский беспилотник внедряется в израильское воздушное пространство, израильская авиация бомбит иранские и сирийские цели вблизи Пальмиры, где находится крупная российская база, сирийская армия сбивает израильский самолет и, несмотря на то, что в этот день была уничтожена значительная часть сирийской авиаобороны, бурно празднует победу над «сионистским врагом».

Это экстраординарное событие, несмотря на всю его важность, не является самостоятельным, обособленным инцидентом, а скорее, еще одним звеном в цепи событий на сирийской арене. За последние семь лет, которые прошли с начала «арабской весны» (она докатилась до Сирии в марте 2011 года) Сирия погрузилась в пучину кровопролитной гражданской войны, а сирийский режим потерял контроль над значительной частью территории страны в пользу вооруженных группировок, сотрудничающих с теми или иными иностранными державами. Турция, Катар, Саудовская Аравия, Россия и США – вот лишь частичный список тех стран, которые действовали и продолжают действовать на территории Сирии сегодня, своими или чужими руками. Продолжительная война истощила силы сирийской армии, и трудно представить, что сирийский режим устоял бы перед натиском повстанцев, как исламистов, так и сирийских курдов, если бы не активная помощь, оказанная Ираном, ливанской Хизбаллой и Россией, которая вошла в Сирию по приглашению Дамаска. Именно эти силы нанесли основной удар по сирийским повстанцам, освободили Алеппо и стратегический горный район Каламун.

Еще одно сирийское «спасибо» причитается и международной коалиции во главе с США, которые на протяжении нескольких лет упорно бомбили ИГИЛ, наносили удары по базам террористов и танкерам с контрабандной нефтью, перекрывали денежные каналы и последовательно подрывали силы и возможности головорезов. Разумеется, роль анти-ИГИЛовской коалиции сирийцами и их союзниками почти не упоминается, и «спасибо» американцы так и не дождутся, однако факты, как говорят, вещь упрямая. Сирийцы должны благодарить США не только за победу над ИГИЛ, которой так гордится американский президент Дональд Трамп, но и за то, что США  практически самоустранились из Сирии с точки зрения влияния на развитие событий в этой стране, проникновение туда радикальных и опасных элементов – Хизбаллы и других шиитских проиранских милиций, а также самого Ирана.

В 2013 году президент Барак Обама рассматривал возможность мощного удара по Сирии после того, как сирийский режим использовал против своих противников химическое оружие. То ли Нобелевская премия за мир стучала в сердце Обамы, то ли предупреждения чиновников Госдепартамента о том, что последствия свержения режима Асада могут быть еще более катастрофичны, нежели продолжение его правления. Так или иначе, тогда США так и не вступили в войну, а госсекретарь Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров преподнесли совместное достижение – соглашение по разоружению Сирии от химического оружия.

На первый взгляд – прекрасный результат. Сирия сдает международным инспекторам химоружие, израильтяне могут отказаться от противогазов, и ни один американский солдат не пострадал. С другой, президент США нарушает данное им обещание – сурово наказать сирийский режим за запрещенное использование химоружия, и дает другое обещание своему российскому коллеге Владимиру Путину – не расширять американский мандат на территории Сирии. С этого момента американская роль в Сирии начинает стремительно уменьшаться, подобно сдутому воздушному шару, из которого уходит воздух.

За прошедшие с того момента годы Иран вводил в Сирию своих военных советников, а также военных (сами иранцы продолжают отрицать факт своего военного присутствия в Сирии, несмотря на многочисленные доказательства нахождения иранских подразделений на сирийской почве), вкладывал немалые средства в сирийскую инфраструктуру телекоммуникаций, строил заводы и пускал корни в сирийскую почву. Наряду с ливанской Хизбаллой в Сирии воевали и другие шиитские военные группировки – иракская Аль-Хашд аш-Шааби, добровольцы из Афганистана, Пакистана и Йемена.  Иран приближался все ближе к израильским границам, однако США это практически не мешало, также как не мешало это и России.  14 ноября 2017 года министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что «Россия никогда не обещала вывода из Сирии проиранских группировок. Присутствие Ирана в Сирии является законным». И этим было все сказано.

Но если для России Иран является хоть и проблемным, но все же важным стратегическим партнером, и российская позиция вполне понятна и последовательна, то почему продолжают на этот счет молчать США? Новый президент США Дональд Трамп не раз заявлял, что не испытывает к Ирану никаких теплых чувств, сравнивал Исламскую Республику с империей зла, грозился отменить «ядерную сделку» ,тогда как во многих брифингах Госдепартамента содержатся упоминания иранской экспансии в Йемене, а также в Сирии. Вместе с тем, лишь на прошлой неделе, в ходе «национального молитвенного завтрака» в Вашингтоне Трамп упомянул Сирию лишь в связи с победой над ИГИЛ и продолжением действий США против этой террористической организации. Ни одного слова о том, что сирийская территория используется Ираном как плацдарм для будущей войны с Израилем, о том, что ливанская Хизбалла может получить в свои руки современное и точное оружие, которое стать серьезной угрозой для безопасности Израиля- своего самого близкого союзника в ближневосточном регионе. А ведь именно оставленный США вакуум в Сирии способствовал заполнению оного другими элементами и активному продвижению Ирана по направлению к израильским рубежам.

Очевидно, что президент Трамп не намерен увеличивать воинский контингент в Сирии. Ему не нужен очередной Вьетнам или Афганистан. Вполне возможно, что Трамп считает, что он сможет сделать Америку «великой» с помощью дистанционного управления – издалека. Однако, на Ближнем Востоке так не бывает. Тот, кто физически не находится в этом регионе, не знает его досконально, не ищет слабости противника и не строит свои бастионы никогда не будет серьезным игроком, влияющим на процессы принятия решений. В Вашингтоне обязаны сформировать свою политику по Сирии, осознать, что именно означает «иранский коридор», который сегодня ведет из Тегерана через Ирак прямиком в Сирию и упирается непосредственно в сирийскую границу и начать действовать против этих реалий, которые происходят в получасе езды от израильской границы и в трех часах езды от будущего американского посольства в Иерусалиме. Иначе не избежать большой региональной войны, в которой будут принимать участие Израиль, Иран, Сирия и Хизбалла. В результате такой войны погибнут десятки тысяч, а может быть и более сирийцев, ливанцев и израильтян, будет гореть Бейрут, но и израильские города, а США – супердержаве, которая вновь намерена влиять на международную политику в интересах самих себя и своих союзников, будет нанесен непоправимый урон. Вполне возможно, что между угрозами из Пхеньяна и внутренними расследованиями против президента, время для Сирии просто не найдется. Израиль в любом случае должен быть готов к любому развитию событий, в том числе и к такому, когда он вновь окажется наедине с опасным врагом. Однако , пока есть шанс добиться увеличения мандата США в Сирии, израильская внешняя политика должна быть нацелена именно на это, с тем, чтобы создать новый баланс сил и остановить ту войну, которая может стать очередным Судным днем для нашей страны.

Депутат-арабист: «Доверять кровавой террористической организации нельзя»

Фото:9 Канал

9tv.co.il

Депутат Кнессета, арабист Ксения Светлова прокомментировала заявление руководства ХАМАСа о роспуске правительства в секторе Газа.

По ее мнению, доверять заявлениям «кровавой террористической организации нельзя ни в коем случае».

«Санкции, введенные против правительства ХАМАСа в Газе в последнее время Абу-Мазеном, привели к тому, что ХАМАС выступил с таким заявлением. Но словам террористов верить нельзя. Лишь когда и если мы увидим, что ХАМАС разоружается, а контроль в Газе переходит к силам безопасности палестинской автономии, можно будет говорить о смягчении блокады сектора Газа и о начале восстановления Газы. Пока вероятность такого развития событий крайне мала. Давление на ХАМАС и санкции должны продолжаться и не ослабевать до тех пор, пока мы не увидим реального выполнения ХАМАСом сегодняшних заявлений. Разоружение ХАМАСа — это интерес Израиля, интерес Египта и интерес Абу-Мазена».

Территория смерти: голод, холера и война в Йемене

Фото: Mohamed Al-Sayaghi, Reuters

Уже несколько лет в Йемене бушует война. Кажется, здесь все воюют против всех. Хуситы (шииты зайедского направления), сторонники ИГ и «Аль-Каиды», «Братья-мусульмане», союзники Саудовской Аравии и Ирана, йеменская армия, войска из Эмиратов и Саудовской Аравии захватывают города, бомбят, угрожают друг другу, присягают на верность и отказываются от ставших ненужными союзов.

Йемен находится очень далеко — на самой окраине арабской Ойкумены. Он — самая бедная из арабских стран. Здесь нет нефти и газа, нет вообще ничего, кроме бесконечных пустынь, голода и разрухи.

Сегодня 8 миллионов йеменцев голодают, в стране бушуют эпидемии холеры и дифтерии. На территории Йемена руками самих йеменцев воюют два региональных гиганта – Саудовская Аравия и Иран. Бьются не на жизнь, а на смерть.

Несмотря на отдаленность этого конфликта от Израиля, эта война проецируется и на наш регион, поэтому в последнее время события в Йемене все чаще упоминаются в заявлениях политиков, которые, впрочем, знают о том, что там происходит, лишь понаслышке. Иногда, по тем или иным причинам, политики пытаются упростить историю Йемена, а может, они просто с ней не знакомы. Так появился миф о том, что после «арабской весны» враждебный Саудовской Аравии, а также прочим арабским странам и Израилю, Иран создал фронт нестабильности в Йемене с помощью своих шиитских союзников — хуситов. И если только «обрубить Ирану руки» в Йемене, то в этой стране сразу восстановятся порядок и покой. Но, судя по истории XX столетия, покой Йемену может только сниться.

Танцевать на головах змей

В отличии от сирийской войны, которая в течении семи лет была в эпицентре мирового внимания, заголовки из Йемена находятся на заднем плане. Лишь в дни «арабской весны», когда на площади Тарьир (араб., «изменение, перемена») стояли вместе йеменские студенты и студентки, пожилые люди и дети, требуя перемен, Йемен был интересен. Однако перехода от автократии президента Али Абдаллы Салеха, который находился у власти без малого 33 года, к демократии так и не получилось. Вместо демократии в разобщенном и нищем Йемене разразилась гражданская война.

Отстраненный президент быстро присоединился к хуситам – повстанцам-шиитам, которые еще в двухтысячных годах поднимали восстание против его режима и были разбиты. Стоит вспомнить, что в девяностых годах Салех тесно сотрудничал с местным филиалом «Братьев-мусульман» — суннитским радикальным движением «Ислах». Лавируя от радикальных суннитов к радикальным шиитам, Салах пытался любой ценой сохранить власть.

В октябре 2017 года бывший президент рассказал в интервью, что «править Йеменом – все равно, что танцевать на головах змей». К этому моменту Салех разочаровался в своих союзниках-хуситах и объявил, что переходит на сторону антихуситской коалиции, что серьезно увеличило ее шансы на победу. 4 декабря 2017 в машину бывшего президента, в совершенстве овладевшего искусством танцевать на головах змей, выстрелили из гранатомета его недавние союзники, не простившие предательства.

Краткая история бесконечной войны

В нескольких предложениях не расскажешь о тысячелетиях истории, но стоит напомнить, что после исламского завоевания Йемен (вернее, северная часть современного Йемена) пользовался независимостью на протяжении нескольких веков, вплоть до египетского вторжения в XI веке. Однако и после завоевания Йемен был вассальным султанатом, сохраняя значительную меру автономии. Османское завоевание в XVII веке положило этому конец, в XVIII-XIX веках на территории Йемена возникали независимые шиитские зейдитские династии, затем страна вновь перешла в руки турков-османов. В 1918 году северный Йемен, населенный преимущественно шиитам зейдитского толка, стал независимой страной с теократическим монархистским режимом – восстанавливается так называемый «1000-летний имамат», тогда как южный Йемен, где проживают в основном мусульмане-сунниты, оставался британским протекторатом вплоть до 1967 года.

В 1962 году в северном Йемене произошел переворот – одним из путчистов стал молодой лейтенант Али Абдалла Салех, будущий президент Йемена. В течении восьми лет роялисты воевали с республиканцами, а тем временем молодой южный Йемен стал на просоветские рельсы. Вплоть до 1990 года две стороны ожесточенно воевали друг с другом, ситуация осложнилась еще и многочисленными племенными конфликтами. После объединения в 1990 году прошло всего четыре мирных года, после чего вспыхнула гражданская война.

К 2011 году ситуацией были недовольны все. Шииты на севере жаловались, что центральная власть навязывает им ислам суннитского толка и не вкладывает достаточно средств в развитие северных провинций, таких как Саада (сегодня – столица хуситов-повстанцев). Не были довольны объединением и южане; антиправительственные настроения, в конце концов, привели к тому, что на юге обосновались боевики Аль-Кайды (сегодня они контролируют несколько городов и областей).

Аль-Кайда в Йемене воюет против всех – взрывает шиитские мечети и правительственные учреждения. Хуситы выступали против президента Салеха, но, не получив никакого доступа к власти после того, как в должность вступил новый президент, Мансур абд Аль-Хади, встали на тропу войны. На претензии в вопросе сотрудничества с Ираном они отвечали, что и йеменский режим прибегает к помощи иностранной державы – Саудовской Аравии.

С точки зрения йеменцев-шиитов, на протяжении трех десятков лет Запад сотрудничал с президентом-автократом, который бессовестно обкрадывал своих граждан, тогда как правящая верхушка купалась в роскоши. Для умеренных суннитов усиление иранского влияния смерти подобно. Вместе с тем, значительная часть граждан Йемена не поддерживает никого и не верит никому, и лишь с ужасом наблюдает за тем, как одни вооруженные бандиты сменяют других в их провинциях, городах и деревнях.

Если бы не нефть

Несмотря на свою геополитическую удаленность от традиционных центров арабского мира, Йемен является гарантом беспрепятственных поставок нефти через пролив Баб аль-Мандеб, один из главных путей танкеров, которые пересекают Суэцкий канал. Перекрытие Баб аль-Мандебского пролива заблокирует путь танкерам из Персидского залива в Средиземное море, а также закроет наиболее короткий маршрут из северной Африки в Азию. Если бы не это обстоятельство, а также если бы не возрастающее влияние Ирана на происходящее в стране, вряд ли трагические события в Йемене вызвали бы хоть какой-нибудь интерес за пределами арабского мира.

Впрочем, стоит отметить, что и сейчас голод и разруха в Йемене крайне скупо освещаются международными СМИ. На страницах газет или телеэкранах изредка появляются ужасающие фотографии живых скелетов – голодающих йеменских детей, а также горы трупов в результате эпидемии холеры. Однако, благодаря инфляции смертей и страданий – сирийская война, ИГ, теракты в Европе и США –все идет своим чередом и не вызывает эмоций у сильных мира сего. А вот опасения за то, как будут осуществляться поставки нефти и нефтепродуктов, способствуют тому, что Саудовская Аравия, возглавившая йеменскую кампанию в 2015 году, получила безоговорочный мандат на действия в этой стране, несмотря на то, что саудовское королевство, бесспорно, является заинтересованной стороной.

Победа в битве, но не в войне

Сегодня, после дезертирства и убийства бывшего президента Салеха, похоже, что правительственные силы при поддержке саудовского альянса впервые добились ощутимых успехов и потеснили своих хуситских врагов. Вполне возможно, что еще через несколько месяцев те будут отброшены окончательно на север, а возможно, и полностью разбиты. Но на этом йеменская война, увы, не закончится. После разгрома хуситов неизбежно окрепнет Аль-Кайда и ИГ (обе группировки действуют на юге страны) — ведь будет разбит их общий враг. Что же касается йеменских шиитов, которые вовсе не являются инородным элементом, а составляют свыше 45 процентов населения, они продолжат роптать, и на какой то момент опять возьмут оружие в руки, если вновь останутся без своей доли скудного йеменского пирога. И Иран всегда будет там, чтобы взять то, что плохо лежит.

Несмотря на колоссальную разницу между Йеменом и Ливаном, стоит отметить, что и ливанская «Хизбалла» (а до нее движение «Амаль») воспользовалась растущим недовольством на юге Ливана, населенном преимущественно шиитами. Именно эта группа населения имела меньше всего политических прав и никакого доступа к госбюджету. Пока Ливан, который часто именовали ближневосточной Швейцарией, пировал, ливанские шииты наблюдали за этим праздником жизни со стороны. Итогом многолетнего отстранения от власти и игнорирования бедственной ситуации стал рост популярности фундаменталистских движений, таких, как «Хизбалла». Разумеется, и в этом случае Иран воспользовался ситуацией в своих целях.

Не исключено, что после того, как хуситы будут подавлены, или, по крайней мере, вытеснены из центральных городов Йемена на север, внимание саудовской антииранской коалиции может быть переключено на Ливан. Недавняя драма вокруг отставки и возвращения премьера Саада ад-Дина аль-Харири стала ясным намеком на то, что в Эр-Риаде не смирились с господством «Хизбаллы» в стране кедров. Проиграв битву в Сирии, попытаются ли саудиты изменить ситуацию в Ливане? Если да, то, во-первых, Ливан вскоре будет напоминать Йемен — с точки зрения разрушений и гражданских смертей; во-вторых, Израиль непременно будет втянут в эту войну «Хизбаллой» и Ираном; а в третьих, также, как и в Йемене, причины конфликта не будут устранены, а значит – через какое то время все вернется на круги своя.

Лишь создание более или менее сбалансированного строя, который удовлетворит запросы всех конфессиональных и племенных групп, правильная формула раздела власти, социальная справедливость с одной стороны, а с другой — прекращение вмешательства иностранных держав, могут положить конец бессмысленному, как и все войны, конфликту в Йемене. Неспособность правящих арабских режимов обеспечить все эти условия привела к революциям и переворотам в 2011-2012 годах. Причины «арабской весны» до сих пор не устранены. А это значит, что не только Йемен, но и другие арабские страны, по-прежнему находятся в зоне нестабильности, конца которой пока не видно.

Ксения Светлова, депутат кнессета — специально для сайта «Детали»

Палестинцы ответили Дональду Трампу

Oни отказались от признания Израиля и сотрудничества с ним

www.kommersant.ru

Центральный совет Организации освобождения Палестины (ООП) отказался от признания Израиля в качестве государства, а также от сотрудничества с израильскими властями в области безопасности и экономики. Это решение было принято в ходе чрезвычайного заседания совета. Ранее глава Палестинской администрации Махмуд Аббас заявил, что договоренностей, которые четверть века назад заложили основу палестино-израильского урегулирования, больше не существует. Решение палестинского руководства ставит крест на усилиях «ближневосточного квартета» посредников, одним из участников которого является Россия.

Постановление центрального совета останется в силе до тех пор, пока Израиль не признает право палестинского государства на существование в границах 1967 года, не откажется от поселенческой деятельности на оккупированных территориях и претензий на Восточный Иерусалим. Чрезвычайное заседание центрального совета ООП было созвано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля, после чего глава Белого дома пригрозил сократить финансовую помощь Палестине за ее нежелание вести переговоры с Израилем о мире на американских условиях.

Дональд Трамп, уже год обещающий обнародовать свое видение палестино-израильского урегулирования, пока этого не сделал. Однако для палестинцев точкой невозврата стало предложение отказаться от их давней мечты — идеи провозгласить Восточный Иерусалим столицей независимого палестинского государства. В связи с этим Махмуд Аббас назвал неприемлемым дальнейшее посредничество США в ближневосточном урегулировании.

«То, что сделал Трамп, было убийством потенциального мирного процесса. Палестинцы оказались загнаны в угол, у правительства Израиля не осталось побудительных мотивов для продолжения переговоров, хотя и без этого правительство Нетаньяху к ним особо не стремилось»,— пояснила “Ъ” главный научный сотрудник, член ученого совета Института Востоковедения РАН Ирина Звягельская. Впрочем, по словам эксперта, Палестина зависима от Израиля в базовых потребностях — обеспечении электричеством и водой. Кроме того, тысячи палестинцев работают на территории Израиля. «Но сейчас для палестинцев не стоит вопрос, что реально, а что нет. Для них важно обозначить свое неприятие позиции Трампа, достучаться до международного сообщества»,— говорит госпожа Звягельская.

Наибольший резонанс вызвали слова Махмуда Аббаса о прекращении соглашений Осло из-за непрекращающейся поселенческой деятельности Израиля. В ответ израильский премьер Биньямин Нетаньяху обвинил руководство Палестинской администрации в нежелании договариваться.

Реальной точкой отсчета палестино-израильских отношений стало подписание 13 сентября 1993 года в Вашингтоне Декларации о принципах организации временного (палестинского) самоуправления (ДОП). Это стало возможным после того, как палестинский и израильский лидеры Ясир Арафат и Ицхак Рабин обменялись посланиями о взаимном признании между ООП и Израилем. В декларации была зафиксирована договоренность о пятилетнем переходном периоде, который должен был закончиться определением окончательного статуса палестинских территорий. Подписанию ДОП предшествовала серия тайных переговоров в Осло, и поэтому неофициально документ, как и выработанные на его основе «Временные соглашения» 1995 года, называются соглашениями Осло или норвежскими соглашениями. Именно на основании этих документов до сих пор функционирует палестинская администрация. И они же определяют принципы ее взаимодействия с израильскими властями. Собственно, это все, что осталось от соглашений Осло на данный момент. Они так и не были реализованы до конца.

Палестинцы надеются, что обрести независимость им поможет созыв конференции под эгидой ООН. По их версии, ее результатом должно стать создание независимого палестинского государства с Восточным Иерусалимом в качестве столицы. Палестинские политики лоббируют проведение конференции с конца года. В частности, об этом говорил советник президента Палестины Набиль Шаат во время декабрьского визита в Москву.

Учитывая отказ от американского посредничества и поиск новых форматов, для палестинцев перестал быть легитимным и созданный в 2002 году «квартет посредников ближневосточного урегулирования» в составе РФ, США, ЕС и ООН. Хотя сами участники «квартета» с этим не согласны и намерены продолжать работу, они понимают, что прогресс возможен только при прямых переговорах между израильтянами и палестинцами. Как считает глава МИД РФ Сергей Лавров, «шансы на это стремятся к нулю, что печально». На пресс-конференции в понедельник российский министр пообещал продолжить консультации с партнерами по «квартету», а также отдельно с США. «Мы не хотим допустить полного разрыва в контактах между сторонами»,— сказал он.

Впрочем, израильские политики и эксперты уверены, что полного разрыва не будет. «Отказ от Осло, если быть последовательными, должен привести палестинскую администрацию к самороспуску и, как следствие, превратить палестинские службы безопасности в террористов,— заявил “Ъ” израильский адвокат, член центрального комитета правящей партии “Ликуд” Ариэль Бульштейн.— Палестинцы на это не пойдут. Как не пойдут на реальный разрыв отношений с Израилем». Собеседник “Ъ” напомнил, что палестинцы делали подобные заявления в прошлом, но к реальным шагам это не привело. Он добавил, что израильское правительство устроит, если ситуация будет оставаться такой, как она есть. «Это лучше, чем любые попытки заставить Израиль отступить и поставить под угрозу свою безопасность»,— подчеркнул собеседник “Ъ”.

В том, что в том или ином формате контакты между израильскими и палестинскими властями будут продолжены, уверена и депутат Кнессета от оппозиционной фракции «Сионистский лагерь» Ксения Светлова. «Израильскому правительству удобна ситуация, при которой есть структура, которая обеспечивает гражданские нужды палестинцев. Палестинская автономия получает деньги из казны ЕС, США, арабских стран. Израиль расходов не несет. Дестабилизация ситуации, которая способна привести к упразднению норвежских соглашений и, соответственно, палестинской автономии, не соответствует планам израильского премьера по сохранению статус-кво и управлению конфликтом»,— пояснила она “Ъ”.

По словам Ксении Светловой, Махмуд Аббас не раз угрожал, что подаст в отставку, но так этого и не сделал, так как понимает, что дестабилизация будет чревата большими бедами для палестинского народа. «Обе стороны не заинтересованы в развале Палестинской автономии и интифаде. Но есть и непредвиденные факторы, которые могут выбить почву из-под ног. В частности, нарастающее напряжение в Восточном Иерусалиме, внезапное исчезновение с политической арены Аббаса. Отчаяние может перерасти в новую волну насилия»,— предупреждает она.

Марианна Беленькая

Победа над ИГИЛ: исламисты готовят новые теракты в Европе

podrobnosti.ua
15 декабря 2017 Сергей Ауслендер 
Победа над ИГИЛ: исламисты готовят новые теракты в ЕвропеИГИЛ переориентируется на атаку

Мировые лидеры заявляют о победе над террористами ИГИЛ в Ираке и Сирии. «Исламское государство» фактически разгромлено. Подумать только — террористы смогли наладить в захваченных провинциях почти государственную жизнь. У них там даже свои налоги были. Теперь всего этого у ИГИЛ нет.

Но ведь амбиции остались! И желающих примкнуть к этой организации — до сих пор тысячи по всему миру. Чем они ответят на разгром? И может ли где-то еще возникнуть новый террористический анклав? Сергей Ауслендер продолжит тему.

Итак, вроде бы победа. Россия и Америка — в один голос заявляют: ИГИЛ — разгромлена. Путин лично прилетел туда, чтобы объявить о выводе войск. Кстати, таких выводов было уже несколько, и каждый раз часть военных все таки оставалась в Сирии на своих базах. Именно это произошло и сейчас. Отсюда вопрос, зачем они там, если террористы разбиты? Генштаб ведь официально докладывает — Сирия освобождена.

«На сегодняшний день нет ни одного города или района, который бы находился под контролем ИГИЛ. Территория Сирии полностью освобождена от боевиков этой организации», — говорит Сергей Рудской, начальник оперативного отдела Генштаба армии РФ.

Вот Путин беседует с Асадом, который выражает всяческую благодарность за помощь в победе над врагом.

«Я хочу поблагодарить всех за их службу, за исключительное сотрудничество между российскими и сирийскими военными», — говорит Башар Асад, президент Сирии.

В Вашингтоне — разводят руками. А что же мы, получается, делали все это время. Ведь масштабы участия Америки и России — просто несопоставимы. Самолеты США три года утюжили джихадистов, а военные советники обучали сирийцев, которые воевали с ИГИЛ.

«Как вы знаете, мы победили в Сирии, мы победили в Ираке. Но они распространяются в других районах. И мы преследуем их так же быстро, как они распространяются. За последние восемь месяцев мы добились в борьбе с ИГИЛ больших успехов, чем предыдущая администрация за весь срок своего правления», — говорит Дональд Трамп, Президент США.

Вопрос, кто же победил ИГИЛ — сейчас в сирийской проблеме, можно сказать, ключевой. Победителей много, около 70 стран принимали участие в разгроме террористов. Тот же Израиль, например, вовсе не состоял ни в каких коалициях, но его ВВС тоже наносили удары по базам халифата. Но во всей этой, далеко не законченной истории, главный вопрос сейчас не в том: Кто победил ИГИЛ? А в том, удалось ли его вообще победить?

Многие эксперты полагают: ИГИЛ, конечно, разбита, но вовсе не сломлена и побеждена. У таких организаций структура горизонтальная — нельзя убить главаря или разбомбить штаб — и все развалится. Каждая ячейка, каждый отряд действуют сами по себе. Кроме того, далеко не вся территория Сирии освобождена.

«Поэтому, как можно говорить о полной победе на ИГИЛом, когда у нас в сирийской пустыне, есть там город Абу-Камаль, есть еще другие, огромные территории, которые находятся под контролем этой варварской организации. И это данность, с которой приходится жить. И если кто-то считает, что пустыня — это не часть Сирии, так пусть громко об этом скажет», — говорит Ксения Светлова, арабист.

Есть и другой момент — ИГИЛ, как концепция. Идеология всемирного джихада, войны с неверными, а неверные — это весь мир, кроме самих джихадистов. Так что у Исламского государства происходит, своего рода, смена стратегии. Раньше это был захват территорий. Теперь — теракты и нападения.

«Сейчас ИГИЛ переориентируется на атаку. Атаку против арабских режимов, по формату Аль-Каиды, все то, что происходит в Египте, в Ливии, даже в Иордании сейчас поднимают головы, так называемые, спящие ячейки. Второй приоритет — это Запад», — говорит Ксения Светлова, арабист.

Не сумев победить западные армии на поле боя, ИГИЛ, подобно той же Аль-Каиде, наводняет европейские столицы своими сторонниками, чтобы устраивать теракты и держать своего главного врага в постоянном напряжении. Это особенно актуально сейчас — во время рождественских и новогодних праздников.